Самые полезные юридические советы

Альтернатива состязательности в уголовном процессе инквизиция

Альтернатива состязательности в уголовном процессе инквизиция - картинка 1
Предлагаем ознакомится с тематической информацией в статье: "Альтернатива состязательности в уголовном процессе инквизиция". На все возникшие вопросы ответит онлайн-консультант.

Состязательность в истории

Инквизиционный и состязательный процессы

Прежде чем заняться рассмотрением состязательного процесса, мы предлагаем рассмотреть противоположный способ ведения разбирательства, процесс инквизиционный, иначе — розыскной.

Розыскной процесс (также инквизиционный процесс) — форма уголовного процесса, существенными чертами которой является: отсутствие прав у обвиняемого, возможности состязания с обвинителем; слияние защиты с обвинением и разрешением дела, сосредоточение этих функций в руках одних и тех же лиц. Процесс лишь формально распадается на розыск, следствие и суд. Cудья-следователь противопоставляется лицу, служащему предметом розыска http://dic.academic.ru.

Для розыскного процесса характерно отсутствие сторон, процессуальных прав у обвиняемого и потерпевшего, производство по делу его исторически было негласным, тайным и письменным: дело решалось на основе только письменных материалов предварительного следствия, часто даже в отсутствие обвиняемого.

Розыскному процессу была присуща система формальных доказательств, при которой ценность каждого вида доказательств была заранее определена законом. Наиболее совершенным доказательством считалось признание самого обвиняемого. Свидетельские показания расценивались с учётом социального положения свидетеля. С этой формой процесса также связывают применение к обвиняемому пыток для получения признания, иногда пытке подвергались и свидетели.

Розыскной процесс являлся исторической формой уголовного процесса, характерной для периода Средневековья и начала Нового времени. Господствующим порядком судопроизводства он стал в эпоху абсолютизма. Первоначально применялся в церковных судах по делам о ересях, а затем и в светских судах. В России возник в XV веке и просуществовал до судебной реформы 1864 года http://dic.academic.ru. Однако даже современное следствие не смогло избавиться от признаков инквизиционного процесса.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

Состязательный процесс — вторая историческая форма уголовного процесса; строится на началах процессуального равенства сторон и разделения функций между обвинителем, защитой и судом. При этом обвинитель несет «бремя доказывания» виновности обвиняемого, а суд выступает как арбитр между сторонами. Решение суда зависит от позиции сторон (например, признание обвиняемым вины исключает судебное следствие и суд постановляет обвинительный приговор; отказ обвинителя от обвинения предрешает оправдание подсудимого). Для состязательного процесса характерны рассмотрение дела судом присяжных и оценка доказательств по внутреннему убеждению судей. Состязательная форма уголовного процесса в настоящее время наиболее ярко выражена в странах англо-саксонской системы права.

Как уже было сказано выше, инквизиционный процесс наиболее свойственен недемократическому, абсолютистскому общественному строю. Из этого следует, что рассматривая период демократического правления, можно ожидать состязательных норм, и наоборот. Так ли это, предлагаем рассмотреть на примере памятников древнерусского права.

Источники

http://vuzlit.ru/1328245/sostyazatelnost_istorii

Юриспруденция

Мария Михеенкова, адвокат, аспирант юридического факультета МГУ

Одним из важнейших направлений постсоветской судебной реформы считалась организация уголовного судопроизводства на основе принципа состязательности. Этот принцип успешно функционирует в большинстве уголовно-процессуальных систем мира, составляя одну из основных гарантий прав обвиняемого.

В России, по данным официальной судебной статистики, из всех лиц, в отношении которых федеральными судами выносятся приговоры, оправдывается всего 0,3 %. Возможно, правоохранительные органы РФ работают безошибочно, в разы эффективнее европейских, и почти никогда не привлекают к ответственности невиновных. Если же отбросить эту гипотезу за ее неправдоподобностью, приходится констатировать провал реформы и признать, что в сегодняшней России человек, попавший в орбиту уголовного судопроизводства, не располагает сколько-нибудь эффективными средствами защиты.

Чтобы понять, почему в России не работает принцип состязательности, надо взглянуть на проблему со стороны. В мире сегодня существует две основных концептуальных модели уголовного процесса: англосаксонская и континентальная.

Англосаксонская модель — спор равноправных перед независимым арбитром

Суть англосаксонской модели проще всего понять, проведя параллель с гражданским судопроизводством. Там есть истец — человек, который что-либо утверждает (например, что ответчик занял у него денег), и ответчик — лицо, которому предъявлено требование (вернуть долг). Истец доказывает свои слова (предъявляя расписки, свидетелей), ответчик — свои возражения. Стороны находятся в совершенно равном положении, суд оценивает, кто из них убедительнее. Примерно так же состязательная модель видит отношения государственного обвинителя и подсудимого — с той разницей, что обвинитель как бы представляет все общество, которое обидел подсудимый, нарушив уголовный закон.

Уголовный процесс здесь, таким образом, — это спор равноправных сторон перед независимым и беспристрастным судом, исполняющим роль арбитра. Привычного нам «дела» в виде единой папки с результатами расследования нет, да и расследования как такового тоже нет, а есть две стороны, каждая из которых доказывает свою позицию так, как ей угодно. При таком подходе совершенно естественно, что публичные органы уголовного преследования (Crown Prosecutors — королевские преследователи в Англии, Attorneys — прокуроры в США) пользуются теми же процессуальными правами, что и любое частное лицо. Роль суда в основном сводится к оценке предоставленных сторонами доказательств и к контролю за соблюдения «правил игры». Такую модель называют состязательной, поскольку ключевую гарантию прав человека в ней составляет построение всего процесса на основе принципа состязательности — в форме спора равноправных сторон.

Эта система сложилась в Великобритании, возникнув из древнего частно-обвинительного процесса, который не знал разницы между гражданскими и уголовными делами: убили ли человека, ударили или не вернули заем — процесс одинаков и ведется исключительно силами самого потерпевшего. Основным и бесспорным ее плюсом с точки зрения обеспечения прав обвиняемого можно назвать сам подход к построению процесса, ставящий подсудимого в небывало сильную для нас позицию: он приравнен к прокурору. Среди минусов модели — почти непреодолимые сложности в практической реализации: гопник-иммигрант de facto не может иметь такие же возможности, как государственный чиновник, невозможно этого добиться ни в одном государстве.

Континентальная модель — централизованный поиск истины

Кодекс Наполеона

Континентальная модель уголовного процесса характерна для большинства стран Европы и является наследницей средневекового инквизиционного процесса (термин, происходящий не непосредственно от церковной инквизиции, а от лат . inquiro — исследовать, расследовать). Суть последнего понятия, прежде всего, в сознательной организации централизованным государством уголовного процесса как средства поддержания общественного порядка. При таком подходе уголовный процесс — это упорядоченная деятельность уполномоченных органов и лиц по раскрытию и расследованию преступления, определению виновных и установлению произошедшего, иными словами — истины.

Изначально эту деятельность осуществляло одно лицо — инквизитор: судья, он же следователь, он же обвинитель, он же адвокат. Система эта создавалась именно с целью оптимизации поиска истины, а не для репрессии (которая успешно осуществлялась иными методами). Поиск виновного рассматривался, в сущности, как решение научно-исследовательской задачи. Ключевая проблема, которая привела к глубокому кризису инквизиционного процесса, в том, что исследователь презюмируется добросовестным; на деле же, люди несовершенны и склонны к поиску простейшего пути. Но если научное знание подделать нельзя, так как оно фальсифицируемо и верифицируемо, результат расследования и суда этим критериям не соответствует, ибо он единичен — нет возможности «повторить эксперимент».

Смешанная модель Наполеона I

Несовершенство человеческой природы

Эта проблема была решена Наполеоном I в 1808 году путем создания существующего по сей день в большинстве европейских стран смешанного процесса, причем гарантии прав обвиняемого были обеспечены без слома существовавшей системы. Предварительное расследование в таком процессе осталось инквизиционным, хотя его осуществлял «следственный судья» (juge d’instruction) — беспристрастное и независимое должностное лицо, входящее в состав судейского корпуса и не поддерживающее обвинение в суде. Судебное же разбирательство стало состязательным, с разделением функций обвинения и суда, поскольку, как показала практика, совмещение этих функций с учетом особенностей человеческой психики чревато необъективностью. Для континентальной трактовки принципа состязательности характерна активная роль суда как органа, обязанного приложить все усилия к установлению в ходе процесса истины.

Последний момент исключительно важен, так как благодаря ему обеспечивается защита прав обвиняемого даже в тех странах, где к настоящему времени отказались от следствия как такового (в силу громоздкости) в пользу прокурорского дознания — как, например, в Германии. Там дело на досудебных стадиях расследует полиция под руководством прокурора (Staatsanwalt) — то есть сторона обвинения; однако суд при этом активно контролирует ее действия и обязан установить истину.

Таким образом, в обеих системах имеются механизмы, обеспечивающие общую справедливость процесса: в первой модели это всеобъемлющая состязательность, во второй — беспристрастный орган, в чьем производстве находится дело (следователь и суд), и который обязан ex officio установить объективную истину. При этом содержание принципа состязательности в двух системах совершенно разное. В последние полвека отчетливо проявляются тенденции конвергенции этих систем, однако концептуально дуализм систем сохраняется.

Российская система — простые решения сложных проблем

Не так разделили

До 1917 года российский уголовный процесс был аналогичен современной ему континентальной модели (в 1864 году инквизиционный процесс был заменен смешанным). Целенаправленно и советская власть не собиралась разрушать эту модель, однако за несколько десятилетий она была искажена самым существенным образом.

Причем причины не в злом умысле. Печально знаменитые репрессии, в том числе 1930-х годов, осуществлялись в основном «двойками» и «тройками» — чрезвычайными трибуналами, действовавшими вне рамок тогдашних уголовно-процессуальных норм, либо вообще без суда и следствия. «Ординарный» же уголовный процесс ничего из ряда вон выходящего не содержал и пострадал, в основном, в силу склонности советской власти искать простые решения сложных проблем.

Захотели получше обеспечить законность — и поставили следователя, а затем и суд под контроль прокурора (обвинителя); в результате, вполне естественно, возник обвинительный уклон правосудия. Декларируемая непогрешимость правоохранительных органов привела к постепенному превращению суда в формальность, а заодно к отказу от презумпции невиновности (логика следующая: следователь не может подозревать кого-либо беспочвенно, поэтому такая презумпция есть фикция). Правда, активность суда и его нацеленность на установление истины отнюдь не была забыта, а, наоборот, всячески подчеркивалась. Однако в силу вышеописанных обстоятельств, да еще с учетом того, что для разгрузки органов прокуратуры было допущено проведение суда в отсутствие гособвинителя, свои полномочия суд использовал, в основном, целях обвинения. Сам принцип состязательности постепенно стали рассматривать как «буржуазный», а затем и необоснованно путать с состязательной (англосаксонской) формой уголовного процесса. Соответственно, стали говорить о его несовместимости с истиной как целью уголовного процесса. В итоге мы получили континентальную модель состязательности, извращенную до неузнаваемости.

Переходящие грабли

Решив в рамках либерализации 1990-х годов преодолеть негативное советское наследие, панацею увидели, вполне естественно, в состязательности. Но, во-первых, сам принцип состязательности, как уже сказано, путали с состязательным англосаксонским процессом, а, во-вторых, у многих выработалась аллергия на «активный суд» — поскольку он злоупотреблял полномочиями. В результате Конституционный суд РФ — из самых лучших побуждений — сформировал позицию, согласно которой «суть принципа состязательности состоит в разделении функций разрешения дела, обвинения и защиты, выполнение же судом одновременно двух функций — обвинения и разрешения дела — порождает неравенство сторон», что соответствует англосаксонской трактовке принципа.

В целях реализации новой концепции была урезана активность суда и исключены упоминания об истине как цели доказывания, а предварительное расследование попытались превратить в два параллельных: обвинения и защиты. С этой целью следователя отнесли к стороне обвинения и исключили его обязанность объективно расследовать дело; однако наделить адвоката полномочиями по сбору доказательств законодателю не позволила естественная инерция. В результате в современном российском судопроизводстве нет гарантий прав обвиняемого, свойственных ни той, ни другой модели, а принцип состязательности «подвешен в воздухе» и реально не функционирует.

[1] п. 3 Постановления ВС РСФСР 24.10.1991 N 1801-1 «О Концепции судебной реформы».
[2] http://www.cdep.ru/index.php?id=5 (сайт Судебного департамента при ВС РФ)
[3] п. 5 Постановления КС РФ от 28.11.1996 N 19-П.

[1]

Реформы и контрреформы

Даже неглубокая реформа 1990-х годов стала слишком радикальной и повлекла контрреформы; КС РФ уже в 2003-2007 годах принял ряд решений, дезавуировавших наиболее радикальные нововведения. Новая попытка реформы процесса была предпринята в 2007 году, следователь был процессуально подчинен «руководителю следственного органа» (р.с.о.) вместо прокурора. Реформу нельзя было назвать удачной, и в 2008 году полномочия «руководителя» были расширены практически до дореформенных прокурорских. Бесконечные реформы и контрреформы по сути ничего в УПК не меняют, однако ведут к постоянному усложнению и загромождению законодательства. Так, появилась новая, непонятная и ненужная фигура р.с.о. В результате, сегодня УПК невероятно громоздок; чего стоят хотя бы формулировки типа «мотивированное постановление о возбуждении перед прокурором ходатайства о заключении с подозреваемым или обвиняемым досудебного соглашения о сотрудничестве».

Источники

http://www.kommersant.ru/doc/1816813

Обвинительный, розыскной, состязательный, смешанный головные процессы

Тип (форма) уголовного судопроизводства— совокупность его черт и характерных особенностей, определяющих сущность и назначение уголовного судопроизводства, конкретные его формы, последовательность процессуальных стадий, круг участников уголовно-процессуальных правоотношений, их права и обязанности и т.д.

Любое демократическое государство должно создать несколько процессуальных форм уголовного судопроизводства, зависящих, например, от тяжести совершенного преступления, согласия подозреваемого (обвиняемого) с предъявленным ему обвинением и т.д. Отечественный уголовный процесс по мере развития знал множество процессуальных форм.

В зависимости от того, какие задачи ставятся перед уголовным судопроизводством, каковы роль и функции его участников, система доказательств и правила доказывания по уголовным делам, традиционно различают основные типы уголовного судопроизводства. Эти типы сформировались в разных государствах в различные исторические периоды. Их отличие обусловливается различиями общественного бытия в тех или иных государствах в разные периоды их существования.

В настоящее время история знает четыре типа уголовного процесса:

1) обвинительный процесс;

2) розыскной (инквизиционный) процесс;

3) состязательный процесс;

4) смешанный процесс.

Обвинительный процесс — тип уголовного судопроизводства, основной характерной чертой которого выступает частный порядок уголовного преследования при неразвитом публичном начале в уголовном судопроизводстве. Обвинительный тип процесса характерен для рабовладельческого и раннефеодального общества. В качестве обвинителя в данном типе процесса выступало лицо, потерпевшее от преступления. От его воли зависело возбуждение и прекращение уголовного дела, на него же возлагались и обязанности по защите собственных прав и свобод. Обвинитель самостоятельно собирал доказательства и обеспечивал явку обвиняемого в суд. Система доказательств, характерная для данного типа уголовного судопроизводства, была весьма далека от современной. Она состояла из присяг, клятв, поединков, различного вида испытаний (огнем, водой, раскаленным железом и т.д.). Процесс судебного разбирательства, протекавший открыто и гласно, заключался в разрешении судом вышеуказанных состязаний, победитель в поединках и испытаниях считался правым.

Розыскной (инквизиционный) процесс отличает выдвижение на первый план публичного начала уголовного преследования, при котором установление виновного в совершении преступления и доказывание его вины перестало быть частным делом отдельного лица и было возложено на государство в лице его компетентных органов. Появление инквизиционного процесса было обусловлено значительным усилением государственной власти и ее широким давлением над всеми сферами общественного бытия. Инквизиционный процесс наиболее характерен для феодального общества и, особенно, периода абсолютизма.

Для розыскного процесса характерно совмещение в одном лице функций суда, обвинителя и защитника, отсутствие состязательного начала, рассмотрение обвиняемого в качестве объекта уголовного судопроизводство, а не его участника и, как следствие этого, — лишение его прав, в том числе и таких важнейших, как право знать, в чем его обвиняют, права на защиту и т.д.

Для инквизиционного процесса характерно разделение процесса на досудебную (розыск и следствие) и судебную (судебное разбирательство) стадии. Производство в этих стадиях велось, как правило, тайно, в закрытом порядке.

Типичной для розыскного процесса являлась теория формальных доказательств, в соответствии с которой все действия по оценке доказательств были строго регламентированы. Признание подсудимым своей вины признавалось «царицей» доказательств, соответственно для осуждения лица было достаточно добиться признания им своей вины, для чего применялись различные средства и способы, в том числе и пытки.

Состязательный тип уголовного процесса выделился из процесса обвинительного, наиболее характерным он стал для стран англо-саксонской правовой семьи — Англии, США и т.д.

Состязательный тип уголовного судопроизводства характеризуется разделением процессуальных функции сторон обвинения и защиты, предоставлением для них равнозначных процессуальных прав. Суд, выполняя роль арбитра, разрешает спор стороны обвинения, которую представляет государство в лице его компетентных органов, тем самым сохраняя публичное начало в уголовном процессе, и стороны защиты. Бремя доказывания возлагается на сторону обвинения, оценка доказательств осуществляется по внутреннему убеждению суда при сохранении установленных законом правил о свойствах доказательств, их допустимости, обстоятельствах, подлежащих доказыванию, и т.д. Отказ обвинителя от обвинения влечет за собой постановление оправдательного приговора. Для состязательного процесса характерно наличие суда присяжных. Разбирательство дела в суде гласное, открытое.

Смешанный процесс характеризуется сочетанием различных элементов, свойственных иным типам уголовного судопроизводства — инквизиционного и состязательного. К числу отличительных особенностей смешанного типа уголовного судопроизводства относятся: отсутствие состязательности в досудебных стадиях уголовного судопроизводства, ограничения прав участников процесса на предварительном расследовании, совмещение процессуальных функций в лице одного и того же участника уголовного судопроизводства (обвинительный уклон в деятельности суда и т.д.) и, в то же время, гласность судебного разбирательства, его состязательность и непосредственность, оценка доказательств по внутреннему убеждению, обеспечение права на защиту в судебном разбирательстве и т.д. Смешанный тип уголовного судопроизводства наиболее характерен для стран континентальной правовой семьи — Франции, Германии, Австрии и т.д. Современный уголовный процесс России по своей природе представляет собой смешанный тип (форму).

Источники

http://mydocx.ru/4-4531.html

Типы уголовного процесса: раннеобвинительный, инквизиционный, смешанный

Уголовный процесс прошел несколько этапов развития, отличающихся друг от друга ролью государства в разрешении спора, способами доказывания и правами участников дела.

Раннеобвинительный процесс, существовавший на начальном этапе развития практически всех государств, характеризовался следующими общими чертами:

? судебные функции выполнялись либо негосударственными органами (народным собранием, старейшинами), либо местными феодалами;

  • ? уголовное и гражданское судопроизводства еще не разделялись и осуществлялись по одинаковым правилам;
  • ? обязанность доказывания возлагалась на стороны, которые были обязаны обосновать свои доводы;
  • ? суд доказывания не осуществлял, ограничиваясь разрешением спора на основании доводов участников спора;
  • ? в качестве доказательств принимались свидетельства о добропорядочности того или иного участника.

Следует отметить, что только в тот период уголовное судопроизводство носило истинно состязательный характер, так как стороны находились в равном положении, имели одинаковые возможности в доказывании, а суд ограничивался разрешением спора без вмешательства в установление обстоятельств дела. Однако такой порядок был пригоден лишь для разрешения споров в маленьких общинах, где все знали друг друга, а споры разрешались не на основании виновности в совершении преступления, а исходя из приемлемости поведения участников дела для общины в целом.

С развитием государства и разрушением местных общин появилось осознание необходимости уголовного преследования преступников исходя из общественных и государственных интересов. Постепенно в рамках раннеобвинительного процесса стали возникать и все более усиливаться инквизиционные элементы судопроизводства, которые со временем полностью его заменили.

Инквизиционный процесс определяется следующими особенностями:

  • ? функции судебной власти полностью переходят к государству. Никакие иные органы не вправе разрешать уголовные дела;
  • ? спор потерпевшего и обвиняемого как частных лиц заменяется тяжбой между обвиняемым и государством;
  • ? потерпевший из полноценного участника судопроизводства превращается в простого доносителя, инициирующего процесс; он лишается возможности влиять на результаты дела;
  • ? обвиняемый также не имеет самостоятельных прав по доказыванию и превращается в бесправный объект, вина или невиновность которого доказывается судом;
  • ? доказывание осуществляется исходя из формальных правил закона, согласно которым каждому доказательству устанавливается определенная сила; признание обвиняемого (в том числе полученное под пыткой) признается достаточным для его осуждения, при этом оно может быть заменено показаниями двух достойных доверия свидетелей или большим количеством иных доказательств.

Как правило, инквизиционное производство состояло из двух частей: общей инквизиции, задачей которой было установление лица, совершившего преступление, и специальной инквизиции, нацеленной на выяснение степени вины обвиняемого.

Такое построение уголовного процесса способствовало значительному усилению роли государства в общественной жизни, но со временем привело к многочисленным нареканиям на произвол в осуществлении правосудия. Полное отсутствие у участников дела полномочий по контролю за порядком осуществления правосудия сделало этот порядок неприемлемым для общества всех европейских стран.

В XIX веке это привело к появлению современной формы европейского уголовного процесса, которая в различных вариантах восторжествовала в уголовном процессе, — а именно смешанного процесса.

Смешанный процесс отличается сочетанием инквизиционного с элементами состязательности предварительного расследования и выражении состязательного судебного разбирательства. Это позволяет сочетать преимущества, которые дает инквизиционность в установлении обстоятельств дела, с преимуществами состязательности при вынесении судебного решения в судебном разбирательстве.

Для предварительного расследования характерны следующие черты:

[2]

  • ? тайна предварительного расследования, вследствие которой сторона защиты и потерпевший знакомятся с материалами дела и имеющимися в них доказательствами только после окончания расследования;
  • ? полномочия по совершению процессуальных действий и принятию решений есть лишь у следователя или дознавателя, ведущего дело. Все остальные участники предварительного расследования (подозреваемый, обвиняемый, защитник, потерпевший, гражданский истец и ответчик, их представители) могут только просить следователя о чем-либо и жаловаться на него. Самостоятельно никаких юридически значимых действий участники расследования произвести не могут.

Такой порядок позволяет органам предварительного расследования устанавливать истину по делу, несмотря на противодействие обвиняемого и потерпевшего, которые нередко искажают обстоятельства преступления в своих интересах.

В рамках смешанного процесса инквизиционные ограничения прав участников предварительного расследования должны компенсироваться состязательностью судебного разбирательства, где стороны обвинения и защиты равноправны, имеют одинаковые возможности по представлению суду своей позиции. Каждая из сторон в суде имеет право исследовать доказательства противостоящей стороны, право на представление собственных доказательств и на высказывание своей позиции в ходе судебных прений. Таким образом, значительное количество доказательств, собранных инквизиционными способами, проходят проверку в состязательном судопроизводстве.

Нельзя не сказать, что существующая смешанная система судопроизводства в последнее время вызывает обоснованные нарекания в отношении как органов предварительного расследования, так и суда. В ходе предварительного расследования интересы установления истины по делу часто уступают следованию ведомственным интересам. Так, качество работы следователей и дознавателей оценивается по соотношению возбужденных уголовных дел и дел, направленных в суд с обвинительным заключением или актом. Поэтому они становятся прямо заинтересованными в том, чтобы (необоснованно) отказать в возбуждении тех уголовных дел, которые не имеют перспективы раскрытия и направления в суд. С другой стороны, возбужденные уголовные дела «дотягиваются» до суда даже ценой различных процессуальных нарушений, так как прекращение дел ухудшает количественные показатели работы следственных органов. В результате лица, действительно совершившие преступление, избегают уголовной ответственности, а невиновные, ошибочно привлеченные к уголовной ответственности, осуждаются.

Не спасает положения и состязательное судебное разбирательство. «Состязание» происходит здесь между обвинением, опирающимся на деятельность органов предварительного расследования, профинансированных государством и пользующихся властно-принудительными полномочиями по производству следственных действий, применению мер пресечения, помощью органов, осуществляющих оперативнорозыскную деятельность, — и защитой, представленной адвокатом, труд которого оплачен из личных средств обвиняемого или в небольших размерах государством, который никаких властных полномочий не имеет, следственных действий не производит, доступа к оперативной информации не имеет. По сути, все права защитника, как в инквизиционном процессе, сводятся к просьбам, адресованным его процессуальному противнику — следователю или дознавателю. В этих условиях неудивителен крайне незначительный процент оправдательных приговоров в российских судах.

Очевидно, что современная модель смешанного типа уголовного судопроизводства требует дальнейшего реформирования в направлении усиления ее состязательности и обеспечения реального права защиты по доказыванию обстоятельств дела.

Источники

http://bstudy.net/745993/pravo/tipy_ugolovnogo_protsessa_ranneobvinitelnyy_inkvizitsionnyy_smeshannyy

ИНКВИЗИЦИОННЫЙ ПРОЦЕСС

ИНКВИЗИЦИОННЫЙ ПРОЦЕСС (от лат. inquisitio — рас­сле­до­ва­ние, ро­зыск) — ро­зыск­ной про­цесс, ис­то­рическая фор­ма су­деб­но­го про­цес­са (на­ря­ду с со­стя­за­тель­ным и сме­шан­ным).

Основные осо­бен­но­сти инквизиционного процесса: 1) сме­ше­ние про­цес­су­аль­ных функ­ций об­ви­не­ния, за­щи­ты и раз­ре­ше­ния де­ла; 2) от­сут­ст­вие сто­рон; 3) без­лич­ная во­ля за­ко­на как ис­точ­ник дви­же­ния про­из­вод­ст­ва по де­лу; 4) по­ло­же­ние об­ви­няе­мо­го как объ­ек­та ис­сле­до­ва­ния; 5) на­ли­чие фор­маль­ной сис­те­мы оцен­ки до­ка­за­тельств.

Про­цесс раз­де­лял­ся на ро­зыск, след­ст­вие и суд. Ро­зыск вклю­чал 2 ста­дии: inquisitio generalis (в этой ста­дии вы­яс­ня­лось со­бы­тие пре­сту­п­ле­ния и кем это пре­сту­п­ле­ние со­вер­ше­но) и in­quisitio specialis (в этой ста­дии со­би­рались до­ка­за­тель­ст­ва ви­нов­но­сти об­ви­няе­мо­го). След­ст­вие ве­лось специальными государственными чи­нов­ни­ка­ми. Су­дья оце­ни­вал до­во­ды pro и contra по собственному ус­мот­ре­нию, вы­сту­пая од­но­вре­мен­но и об­ви­ни­те­лем, и за­щит­ни­ком под­су­ди­мо­го от не­обос­но­ван­ных об­ви­не­ний.

В за­ча­точ­ной фор­ме инквизиционный процесс ис­поль­зо­вал­ся в су­до­про­из­вод­ст­ве древневосточных го­су­дарств, су­да­ми Римской им­пе­рии в по­след­ние ве­ка её су­ще­ст­во­ва­ния. С ре­цеп­ци­ей рим­ско­го пра­ва его прин­ци­пы бы­ли вос­при­ня­ты ка­но­ни­че­ским пра­вом, а за­тем свет­ским за­ко­но­да­тель­ст­вом во Фран­ции, Гер­ма­нии, Ита­лии, Рос­сии и не­ко­то­рых других стра­нах. Во Фран­ции пе­ре­ход от ча­ст­но­го со­стя­за­тель­но­го про­цес­са к инквизиционному процессу про­ис­хо­дит в XII-XIII веках, в Гер­ма­нии инквизиционный процесс вы­ра­ба­ты­ва­ет­ся су­деб­ной прак­ти­кой в XV — начале XVI веков.

[3]

Про­из­вод­ст­во след­ст­вия и су­деб­ное раз­би­ра­тель­ст­во в инквизиционном процессе бы­ло не­глас­ным, тай­ным, пись­мен­ным. Ре­шаю­щее зна­че­ние для осу­ж­де­ния име­ло при­зна­ние под­су­ди­мым сво­ей ви­ны. Что­бы за­ста­вить под­су­ди­мо­го сде­лать при­зна­ние или рас­крыть со­уча­ст­ни­ков, в инквизиционном процессе при­ме­ня­лась пыт­ка. В XVII-XVIII веках про­цесс при­ни­ма­ет за­кон­чен­ный вид тай­но­го, ни­чем не стес­нён­но­го ро­зы­ска в от­но­ше­нии за­по­доз­рен­ных в со­вер­ше­нии пре­сту­п­ле­ния гра­ж­дан, ли­шён­ных поч­ти всех про­цес­су­аль­ных прав, в том числе за­щи­ты. Наи­бо­лее изо­щрён­ные приё­мы ис­поль­зо­ва­лись ин­кви­зи­ци­ей по де­лам о ре­лигиозных пре­сту­п­ле­ни­ях — ере­си, ве­ро­от­ступ­ни­че­ст­ве, кол­дов­ст­ве и прочем.

Бур­жу­аз­ные ре­во­лю­ции XVIII века в стра­нах Ев­ро­пы от­ме­ни­ли инквизиционный процесс; по­сте­пен­но он был за­ме­нён сме­шан­ным про­цес­сом.

В Рос­сии ро­зы­ск­ные прин­ци­пы на­ме­ча­ют­ся в Су­деб­ни­ках 1497 года и 1550 года, со­глас­но ко­то­рым ро­зыск про­из­во­дил­ся по де­лам о госсударственных пре­ступ­ни­ках и «ве­до­мых ли­хих лю­дях»; в Со­бор­ном уло­же­нии 1649 года инквизиционный процесс (сыск) уже де­таль­но рег­ла­мен­ти­ро­ван. Окон­ча­тель­ное за­кре­п­ле­ние инквизиционный процесс по­лу­чил в пет­ров­ском за­ко­но­да­тель­ст­ве («Крат­кое изо­бра­же­ние про­цес­сов или су­деб­ных тяжб» 1715 год), а позд­нее — в Сво­де за­ко­нов Российской им­пе­рии 1832 года и в Уло­же­нии о на­ка­за­ни­ях уго­лов­ных и ис­пра­ви­тель­ных 1845 года. При­ме­не­ние инквизиционного процесса бы­ло в основном уп­разд­не­но Ус­та­вом уго­лов­но­го су­до­про­из­вод­ст­ва 1864 года.

Инквизиционный процесс раз­ру­шил ча­ст­ный ха­рак­тер су­до­про­из­вод­ст­ва и соз­дал пред­по­сыл­ки для воз­ник­но­ве­ния современного пуб­лич­но-со­стя­за­тель­но­го (сме­шан­но­го) ти­па про­цес­са.

Источники

http://w.histrf.ru/articles/article/show/inkvizitsionnyi_protsiess

Альтернатива состязательности в уголовном процессе: инквизиция?

Зачатки розыскного процесса впервые появились в каноническом праве.

Светский розыскной процесс

Отчасти путём непосредственного заимствования, отчасти через посредство итальянских практиков (глоссаторов), излагавших римское право с изменениями, введёными в него правом каноническим, инквизиционный процесс оказал влияние на светские законодательства, в которых обвинительный процесс мало-помалу был вытеснен розыскным. Королевская власть присвоила себе, по примеру папы, привилегию исследования преступлений без участия обвинителя, предписывая официальный розыск сначала по делам фискальным, а затем давая право такого розыска разным корпорациям — монастырям, городам и т. п. В процессе укоренились мало-помалу письменность и канцелярская тайна; участие сторон и народа было устранено; для отыскания материальной истины была выработана формальная система доказательств; во главе последних стало собственное признание, для достижения которого допускались самые суровые меры принуждения. Судье были указаны законом поводы к следствию (fundamenta inquisitionis).

Франция

Во Франции ещё в XIV столетии производство уголовных дел было вверено судьям и королевским прокурорам, а ордонансами 1498, 1539 и 1670 гг. был окончательно введён Р. процесс. Следственные судьи подчинялись прокурору, который мог своей властью предпринимать отдельные следственные действия. На суде прокурор давал заключения, не обязательные для суда. Суд имел право произнести обвинительный или оправдательный приговор или же оставить подсудимого в подозрении. Пересмотр приговоров допускался или в апелляционном порядке, по отзыву прокурора или потерпевшего и по жалобе подсудимого, или же в порядке ревизионном.

Германия

В Германии начала римского права впервые были согласованы с национальными в разработанных Шварценбергом уставах бамбергском (1507) и бранденбургском (1516); затем те же начала были положены в основание уголовного уложения императора Карла V (1532). Р. процесс господствовал в Германии до середины текущего столетия. Как и во Франции, в Германии различались три стадии процесса: generalis (Information) — дознание о событии преступления, summaria (Voruntersuchung) — сокращённый допрос обвиняемого, и specialis (Schlussverfahren) — допрос обвиняемого и свидетелей по пунктам; приговоры были также трёх родов, но апелляционный порядок пересмотра, как несогласный с официальным принципом исследования, был вытеснен порядком ревизионным.

Россия

Недостатки розыскного процесса

Р. процесс характеризуется смешением функций суда, обвинения и защиты; суд не только решает вопрос о виновности подсудимого, но и производит расследование по делу, причём собирает доказательства не только уличающие подсудимого, но и оправдывающие его; деятельность сторон совершенно устранена. Объясняется это тем, что в эпоху появления Р. процесса органы официального обвинения ещё не сложились. Вследствие недоверия правительства к судьям, они лишены были права определять виновность подсудимого по своему внутреннему убеждению и обязывались применять раз и навсегда установленные законом правила о силе доказательств.

Существеннейшие недостатки розыскного процесса заключаются в следующем:

  1. Он игнорировал права личности и для отыскания истины не останавливался перед самыми крутыми мерами; возлагая все производство на должностных лиц, он представлял собой безжизненный канцелярский механизм, приводившийся в движение велениями закона; деятельное участие частных лиц не допускалось, вследствие чего Р. процесс торжествовал в эпоху политического угнетения личности.
  2. Соединяя в одних руках обязанности судьи, обвинителя и защитника, Р. процесс приводил неизбежно к неправильному отправлению правосудия; должностное лицо, обличающее виновного и собирающее против него доказательства, не могло быть беспристрастным судьей по тому же делу, так как взгляды его уже определились предшествующей его деятельностью; лишённый возможности непосредственно проверить собранные по делу доказательства и связанный законными правилами о силе доказательств, судья стал органом механического, формального применения закона. Одновременно быть энергическим обвинителем и достаточно заинтересованным в деле защитником судья не может.

Ранее всего обратили на себя внимание злоупотребления Р. процесса против личности. Ещё с XVI в. начались попытки законодательства ограничить применение пытки; в конце XVII в. Томазий требовал общей реформы уголовного процесса, введения гласности и устности и полной отмены пытки. В XVIII в. это направление, благодаря трудам Беккарии, энциклопедистов, Монтескье и Мирабо, сделалось весьма популярным, но переход от Р. процесса к современному — следственно-состязательному — совершился только в эпоху великой французской революции, когда переработанный английский процесс был принят сначала во Франции, затем в Италии, Бельгии и Голландии. Из Франции это движение перешло в Германию, где сначала отразилось в литературе; особенно решительное влияние на пропаганду нового процесса оказали труды Фейербаха, Цахариэ, Кестлина и Миттермайера; в законодательные сферы движение перешло только в 1848 г. В России Р. процесс был отменен с введением в действие Судебных Уставов 1864 г.

Примечания

  1. Инквизиционный процесс // Большая советская энциклопедия.
  2. Инквизиционный процесс // Большой юридический словарь.

Источники

Розыскной процесс // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: В 86 томах (82 т. и 4 доп.). Санкт-Петербург: 1890—1907.

Источники

http://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/940153

Литература

  1. Лазарев, В. В. Теория государства и права / В.В. Лазарев, С.В. Липень. — М.: Юрайт, Юрайт-Издат, 2012. — 640 c.
  2. Адвокатская деятельность и адвокатура в России. Часть 2. Особенная часть, специализация / ред. И.Л. Трунов. — М.: Эксмо, 2016. — 864 c.
  3. Домашняя юридическая энциклопедия. Женщинам. — М.: Олимп, 2015. — 576 c.
  4. Глинка-Янчевский, С.К. Во имя идеи; СПб.; Типография Э. Арнгольда, Литейный проспект,№59, 2011. — 196 c.
  5. Бастрыкин, А.И. Актуальные проблемы теории государства и права. Учебное пособие / А.И. Бастрыкин. — М.: Юнити-Дана, 2014. — 237 c.

Добавить комментарий

Мы в соцсетях

Подписывайтесь на наши группы в социальных сетях