Самые полезные юридические советы

Моральный вред за смерть сестры — за врачебную ошибку повлекшую смерть, с работодателя

Моральный вред за смерть сестры - за врачебную ошибку повлекшую смерть, с работодателя - картинка 1
Предлагаем ознакомится с тематической информацией в статье: "Моральный вред за смерть сестры — за врачебную ошибку повлекшую смерть, с работодателя". На все возникшие вопросы ответит онлайн-консультант.

Компенсация морального вреда при врачебной ошибке не зависит от причинения вреда здоровью

Моральный вред за смерть сестры - за врачебную ошибку повлекшую смерть, с работодателя - картинка 2Требования о компенсации морального вреда, причиненного врачебной ошибкой: неверно поставленным диагнозом, выбором неподходящего метода лечения и т. д., как правило, заявляются вместе с требованием о возмещении вреда здоровью, нанесенного такой некачественной медицинской помощью (апелляционное определение СК по административным делам Верховного Суда Республики Хакасия от 14 апреля 2016 г. по делу № 33-1059/2016, апелляционное определение СК по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 29 февраля 2016 г. по делу № 33-4065/2016, решение Костомукшского городского суда Республики Карелия от 18 августа 2015 г.). Также нередко за компенсацией морального вреда обращаются родственники граждан, умерших в результате врачебной ошибки (апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Мордовия от 22 ноября 2016 г. по делу № 33-2725/2016, решение Таганрогского городского суда Ростовской области от 25 апреля 2016 г.).

Однако взыскание компенсации возможно и в случае, когда врачебная ошибка не повлекла никаких последствий для здоровья лица, но причинила ему нравственные страдания. Об этом недавно напомнил ВС РФ, включив решение по соответствующему делу в обзор судебной практики № 4 (2016) (утв. Президиумом ВС РФ 20 декабря 2016 г.). Рассмотрим данное дело подробнее.

Фабула дела

КРАТКО
Реквизиты решения: Определение СК по гражданским делам ВС РФ от 28 июня 2016 г. № 77-КГ16-3.
Требование заявителя: Присудить компенсацию морального вреда, причиненного сообщением недостоверной информации о положительном результате анализа на ВИЧ-инфекцию.
Суд решил: Факт причинения истцу нравственных страданий диагнозом, который впоследствии не подтвердился, является очевидным. Отказ от возмещения морального вреда в этом случае возможен, только если ответчик докажет отсутствие своей вины в допущенной ошибке.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

В ходе обследования в городской больнице гражданину А. (истцу) был поставлен предположительный диагноз: туберкулез левого легкого. Согласно приказу соответствующего регионального управления здравоохранения все пациенты с подозрением на туберкулез обследуются на ВИЧ-инфекцию. В связи с этим 25 декабря 2014 года А. сдал соответствующий анализ крови, а 31 декабря ему позвонил сотрудник центра по профилактике и борьбе со СПИДом и инфекционными заболеваниями (далее – Центр) и сообщил о положительной реакции на ВИЧ-инфекцию. В самом Центре, куда истец поехал в тот же день, ему разъяснили, что он заражен уже больше года. В связи с высоким риском заражения об этом известили жену А., причем еще до разговора с ним самим.

А., уверенный в том, что не является инфицированным, настоял на проведении дополнительного анализа крови в этом же Центре. Результаты обследования показали, что ВИЧ-инфекции у истца нет. Однако 15 февраля 2015 года к нему домой приехали три человека, представившиеся сотрудниками Центра, и вручили письменное уведомление о необходимости явиться в Центр отцу А., поскольку его самого не было дома. Свидетелями этого стали соседи истца. А. посчитал действия указанных лиц грубым вмешательством в свою частную жизнь и распространением ложной информации о состоянии здоровья против его воли. В результате истцу пришлось успокаивать отца и давать объяснения соседям. Все это, а также факт разрыва отношений с женой по причине сообщения ей недостоверной информации о заболевании причинило А. сильные моральные страдания, и он обратился в суд с иском к больнице и Центру (ответчикам) о возмещении морального вреда в связи с неверно поставленным диагнозом.

Тем не менее доводы истца не убедили районный суд. В ходе рассмотрения дела было установлено, что в день взятия крови у истца в больницу поступил гражданин Р., сообщивший о наличии у него ВИЧ-инфекции, в связи с чем образец его крови также был направлен в Центр на анализ. Но полученные свидетельские показания не дают оснований полагать, что контейнеры с кровью А. и Р. были перепутаны вследствие халатности медперсонала, посчитал суд. Так, представитель больницы сообщила, что кровь была взята разными медсестрами в разное время, а пробирки (контейнеры), в которые были помещены ее образцы, подписаны нестирающимся маркером, так что перепутать их невозможно. В Центр образцы крови были направлены одновременно – 26 декабря. Согласно показаниям одного из его сотрудников, в этот день из больницы было доставлено 24 образца крови пациентов для проведения анализа на ВИЧ-инфекцию. Одна проба оказалась положительной, и согласно направлению на анализ и маркировке контейнера данный образец принадлежал истцу. При этом контейнера с образцом крови Р. среди поступивших в Центр в этот день образцов не было.

Таким образом, на основании представленных доказательств не установлена вина конкретного сотрудника больницы или Центра в совершении неправильных или некомпетентных действий, которые привели к постановке ошибочного диагноза при проведении анализа крови истца, заключил суд. А виновность причинителя вреда, напомнил он, является одним из обстоятельств, которые обязательно должны быть установлены для взыскания компенсации морального вреда – наряду с фактом наличия физических или нравственных страданий лица и причинно-следственной связью между ними и действиями причинителя вреда (ст. 151 Гражданского кодекса, п. 3 Постановления Пленума ВС РФ от 20 декабря 1994 г. № 10).

В каких случаях медицинский работник может быть привлечен к уголовной ответственности, узнайте из Домашней правовой энциклопедии интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный
доступ на 3 дня!

Также суд подчеркнул, что фактического вреда жизни или здоровью А. ошибочным диагнозом причинено не было, истец перенес только нравственные страдания в связи с получением им и его родственниками информации о наличии у него ВИЧ-инфекции. Сотрудники Центра должны были оповестить А. о его диагнозе, чтобы предотвратить распространение инфекции, – такая обязанность возложена на медработников законом (ст. 13 Федерального закона от 30 марта 1995 г. № 38-ФЗ «О предупреждении распространения в Российской Федерации заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекции)»). Более того, давая письменное согласие на исследование своей крови на ВИЧ, истец указал, что не будет предъявлять претензий к организации, проводящей тестирование, и медработникам, дающим консультации по его результатам, за выдачу ложноположительных и ложноотрицательных результатов тестирования, которые возможны в результате особенностей развития заболевания, а также свойств тест-систем.

Не нашел суд оснований и для взыскания компенсации морального вреда в связи с распространением конфиденциальной информации о состоянии здоровья истца. Установить лиц, приезжавших домой к А. и вручивших его отцу уведомление о необходимости посещения Центра, не удалось. Сотрудники Центра и больницы отрицали свое участие в этом и отмечали, что выезд к пациентам не входит в их должностные обязанности. Кроме того, представители Центра утверждали, что поскольку проведенный в тот же день повторный анализ крови истца опроверг положительную пробу, сведения о заражении истца ВИЧ-инфекцией не передавались в региональное управление Роспотребнадзора, что подтверждается полученным от него ответом. Напомним, обязанность медработников незамедлительно сообщить о каждом случае выявления инфекционной болезни или подозрения на нее установлена санитарно-эпидемиологическими правилами профилактики инфекционных и паразитарных болезней (СП 3.1/3.2.3146-13, на момент рассмотрения дела судом первой инстанции действовали СП3.1/3.2.1379-03, содержащие аналогичное требование). Таким образом, никаких дальнейших действий в отношении А. Центру предпринимать не нужно было, тем более посылать своих сотрудников к нему более чем через месяц после установления ошибочности диагноза.

На основании изложенного суд отказал А. во взыскании компенсации морального вреда. Суд апелляционной инстанции оставил данное решение без изменения (апелляционное определение СК по гражданским делам Липецкого областного суда от 2 ноября 2015 г.).

Позиция ВС РФ

ВС РФ с позицией нижестоящих судов не согласился. Он подчеркнул, что ошибочный диагноз был поставлен истцу не в результате ложноположительного тестирования, а из-за того, что на исследование поступил не принадлежащий истцу образец крови, маркированный его фамилией. Сам факт причинения истцу нравственных страданий сообщением о диагнозе «ВИЧ-инфекция» является очевидным, поэтому он вправе требовать компенсации морального вреда.

Суд напомнил, что ответственность за причинение вреда по общему правилу возлагается на его причинителя, если тот не докажет отсутствие своей вины (ст. 1064 ГК РФ).

Также действующим законодательством определено, что каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований или возражений, а суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела и какой стороне надлежит их доказывать, и может вынести на обсуждение обстоятельства, на которые стороны не ссылались (ст. 56 ГПК РФ).

Таким образом, суд должен был не отказывать истцу в удовлетворении иска на том основании, что вина Центра и больницы не доказана, а обязать последних представить доказательства отсутствия вины их сотрудников в том, что на контейнере с сывороткой крови, содержащей ВИЧ-инфекцию и не принадлежащей истцу, содержалась его фамилия, указал ВС РФ.

В связи с этим Суд отменил решение нижестоящего суда и направил дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции (Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 28 июня 2016 г. № 77-КГ16-3).

Источники

http://www.garant.ru/article/1087617/

Компенсация морального вреда за смерть — сестры, работника

Компенсация за моральный ущерб полагается каждому гражданину, пострадавшему от ситуации, действия или бездействия третьей стороны. Возмещение можно потребовать, если спровоцировано появление нравственных переживаний, в том числе и от смерти близких родственников. Давайте разберемся, какое наказание может получить лицо, ошибки которого стали причиной гибели человека.

Чем может быть спровоцирован моральный вред?

Моральный вред за смерть сестры - за врачебную ошибку повлекшую смерть, с работодателя - картинка 4

Моральный вред – нравственные переживания, которые могут быть спровоцированы такими обстоятельствами:

  • прекращением общественной деятельности;
  • оглаской тайны и любой личной информации;
  • распространением информации, не соответствующей реальности и задевающей честь, достоинство гражданина;
  • ограничением или утратой определенных прав;
  • болью от увечий, травм;
  • тяжелой болезнью;
  • фактом смерти близкого родственника.

Внимание! К категории источника повышенной опасности относится вредная ситуация, повлекшая за собой угрозу здоровью или смерть. Как пример можно учесть вред, последствие которого — смерть работника на предприятии, ДТП со смертельным исходом.

Моральный вред за смерть жены или сестры, родителя или ребенка, другого близкого родственника можно взыскать:

  1. За врачебную ошибку, неквалифицированные действия медицинских сотрудников. Пример, принятие хирургом медицинской меры во время операции, которая стала причиной смерти.
  2. За технологические нарушения на предприятиях. Если причиной гибель работника (группы лиц) стали неисправности оборудования, несоблюдение мер безопасности работодателем, то родственники усопшего (усопших) лица могут требовать компенсацию.
  3. ДТП. Если имеет место авария, повлекшая гибель граждан, то с виновника происшествия можно вытребовать компенсацию.

Информация к сведению! В стандартной ситуации возмещение морального ущерба проводится уже на основании решения суда. При этом закон не ограничивает граждан в праве добровольного возмещения в рамках соглашения между сторонами. Это ст. 237 ТК определяет, что с работодателя должны быть взысканы денежные средства на компенсацию морального вреда, причиненного неправомерными действиями (бездействием). Размер выплаты должен быть оговорен трудовым соглашением между работодателем и работника.

При этом окончательный вердикт о целесообразности выплаты и ее размере должен быть вынесен судом. Об этом говорит Гражданский кодекс РФ. В п. 2 ст. 1101 ГК говорится о том, что размер компенсации определяется судом после анализа характера причиненных гражданину страданий (физических и нравственных), а также степени вины ответчика в случаях. Второе обстоятельство имеет место, если вина является основанием для назначения компенсации, ведь не во всех случаях для назначения выплаты требуется доказывание виновности.

Законодательное обоснование

Моральный вред за смерть сестры - за врачебную ошибку повлекшую смерть, с работодателя - картинка 5

Основной законодательный акт, регламентирующий особенности возмещения морального вреда – Гражданский Кодекс. Порядок выплат затрагивается в ст. 151, 152, а также 1099-1101. В одной из статей четко предусмотрено, что причинение ущерба есть основанием для восстановления прав в виде денежной компенсации.

Обратите Внимание! Компенсация морального вреда может иметь место независимо от присутствия в деле материального урона. Имущественный вред пострадавшей стороне компенсируется в обязательном порядке.

Ст. 1100 ГК определяет, что возмещению подлежит моральный вред, независимо от того установлена ли вина ответственного за происшествие ситуации гражданина.

Условия, провоцирующие опасную ситуацию:

  • допущение определенных нарушений, не имеющих отношения к имущественным правам;
  • провоцирование угрозы совершения значительного вреда нематериальным благам, которые защищаются УК;
  • иные условия.

Трудовые споры

Моральный вред за смерть сестры - за врачебную ошибку повлекшую смерть, с работодателя - картинка 6

В трудовом кодексе сказано о возможности проведения компенсационных выплат, речь идет о ст. 3, 21, 22, 237, 394. Исходя из этих законодательных предписаний, суд вправе удовлетворить прошение работника, если вред возник из-за неправомерных действий или бездействий работодателя. В этой ситуации необходимым условием назначения выплаты является доказанная вина ответчика.

Ст. 392 оговаривает сроки, в которые можно обратиться за защитой прав работника (его родственников). В трехмесячный период можно написать исковое заявление при индивидуальном трудовом споре. Один месяц дается на обжалование неправомерного увольнения и возмещения вреда, связанного с этим событием.

Примеры из судебной практики

Моральный вред за смерть сестры - за врачебную ошибку повлекшую смерть, с работодателя - картинка 7

Суд при рассмотрении исков о взыскании морального ущерба руководствуется Постановлением Верховного Суда от 1994 года. Законодательный акт имеет название — «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда». Он дает пояснение сложным формулировкам. Итак, разберемся, что же такое неимущественное право и нематериальное благо.

Блага нематериального характера включают в себя жизнь и здоровье, честь и репутацию, неприкасаемость и моральные качества гражданина. Неимущественные права – возможность использование собственного имени, интеллектуальных наработок.

В отдельных случаях нарушением неимущественных прав можно считать неправомерное привлечение лица к уголовной ответственности, заключение его под арест, подписка о безотлучном проживании и невыезде.

Информация к сведению! Моральный вред может быть компенсирован и за такие нарушения, что предусмотрены законами: «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации» и «О защите прав потребителей».

Как доказывает судебная практика, трудовые споры часто решаются в пользу работников, если имеет место вина работодателя. Если действия или бездействие ответственного за безопасность лица спровоцировали моральный вред, то его работодатель обязан будет выплатить.

Что же касается исков, в которых умершая гражданка (гражданин) стали жертвой медицинской ошибки, то доказать вину медиков очень сложно. Из-за сложности доказывания связи между действиями врача и смертью пациента, суды часто отказывают истцам. Особую категорию дел в судебной практике занимают дела о причинении вреда и его возмещении матерям и детям.

Важный момент! Во всех ситуациях должна прослеживаться причинно-следственная связь, появившаяся между действием (бездействием) и непосредственным итогом (вредом).

Как же получить возмещение за смерть близкого родственника?

В определенных ситуациях виновник трагедии (ситуации, в которой умер гражданин) стремится мирным способом урегулировать вопрос моральной компенсации с родственниками погибшего. Ст. 61 УК определяет добровольное возмещение морального вреда смягчающим обстоятельством. Его суд учитывает при выборе меры наказания для виновного лица.

В большинстве же случаев заинтересованные лица сами вынуждены инициировать возмещение. Первое что они могут сделать, так это отправить претензию непосредственно виновному лицу. Это должно быть письменное обращение, которое может быть вручено лично в руки, отправлено по почте или передано через доверенных лиц.

Обязательное условие: гражданин, принявший претензию должен сообщить о своем решении отправителю претензии. Если ответственное в трагедии лицо согласно на компенсацию, то назначается встреча. Если следует отказ, то его тоже нужно аргументировать и сообщить заинтересованной стороне.

Если добровольного соглашения о компенсации не подписано, родственник погибшего лица может обращаться в суд за защитой интересов. В заявлении нужно потребовать возмещения морального вреда, вызванного смертью близкого человека. К делу нужно приобщить материалы, которые удалось собрать при попытке мирного урегулирования ситуации. Для вынесения обоснованного и справедливого решения суду нужно изучить все документы и обстоятельства по делу.

Исполнительные сроки

Независимо от степени и наличия вины выплата компенсации проводится на общих основаниях, так как это оговаривает ст. 1079 ГК.

  1. Как только решение суда вступает в законную силу можно инициировать выплату. Для этого нужно обратиться в службу судебных приставов для написания заявления.
  2. Судебный исполнитель устанавливает окончательный срок погашения компенсации. При возникновении просрочки на основную сумму долга может быть наложена пеня, это штрафная мера используется для инициирования погашения долга.

Компенсация морального вреда – мера защиты прав, которая должна использоваться в любом демократическом обществе. Но трудность ее реализации заключается в том, что в законодательстве не проработано однозначных позиций и критериев.

Еще один важный момент. В соответствии с п. 8 Постановления Пленума ВС № 23 от 19.12.2003 г. «О судебном решении» и ч. 4 ст. 61 ГК, приговор суда по уголовному делу, который уже вступил в законную силу обязательно должен выполняться другими инстанциями. К примеру, рассматривается гражданское дело о возмещении морального вреда, спровоцированного смертью родственника. То тут судебный орган уже не вправе обсуждать вину ответчика, а может лишь регулировать размер возмещения.

Источники

http://soclgoty.ru/kompensatsii/moralnyj-vred-za-smert-sestry-rabotnika.html

Моральный вред врачебная ошибка

  • Моральный вред за врачебные ошибки.
  • Образец иска о взыскании морального вреда за врачебную ошибку.

1.1. Не обязательно. Можете сразу в суд обращаться.

1.2. НЕТ, конечно не нужно

2.1. У меня мама умерла по халатности врачей. Все мысли были о самосуде. Департамент здравоохранения и министерство здравоохранения писали только отписки. Они все повязаны с больницами. И действительно помощь пришла от депутата Миронова. Я от отчаяния написала и он мне ответил сразу же. Приехала и разговаривала с ним. Он помог. Помогла и прокуратура. А главное МГФМОС помогли юристы. Там молодой и грамотный. И честный юрист помог Бесплатно. Он выиграл 2 суда. Доказали убийство мамы в больнице. Все доказательства есть. Однако следственный комитет отказал в возбуждении уголовного дела к лицам причинённые смерть моей мамы. Тоже заработала себе болезни на нервах. Чтобы добиться правды нужно богатырское здоровье, которое у меня было. Но добиться до конца, пока не смогла. НО МГФМОС помогли очень сильно. Я и не рассчитывала на честность и порядочность. Евгений, который занимался моим делом. Я ему благодарна. Он просто разнес на суде эту больницу с её эскулапами-убийцами. Ещё раз повторю бесплатно. Если ещё есть желание бороться, боритесь. Получится. Удачи.

Да, по действующему законодательству каждая сторона обязана доказать те обстоятельства, на которые она ссылается.

4.1. Нет, организация сама с него должна взыскивать в регрессном порядке.

5. Моральный вред за врачебные ошибки.

5.1. Наталья Ивановна, сформулируйте ваш вопрос, чтобы получить на него ответ.

6. Образец иска о взыскании морального вреда за врачебную ошибку.

6.1. Образцы ищите в интернете. А врачебная ошибка уже доказана?

7.1. Четких критериев в законе нет. размер определяется по усмотрению потерпевшего.

8.1. Да, вы вправе обжаловать решение суда в части не согласия с суммой взысканной судом.

9.1. Моральный вред вы взыскать успеете. Но для начала необходимо доказать противоправность действий (бездействия) медицинского персонала.
Действия врачей могут подпадать под ч. 2 ст. 109 УК РФ: причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей.
Доказать вину врачей трудно. Для этого необходимо проведение судебно-медицинской экспертизы.
Вам необходимо обратиться в прокуратуру с заявлением о возбуждении уголовного дела.
Прокуратурой будет проводиться проверка в ходе которой будут собраны медицинские документы с лечащего учреждения и проведена судебно-медицинская экспертиза, по итогам которой будет решён вопрос о возбуждении уголовногоо дела.
Если вы к тому же утратили детородную функцию то действия врачей вдобавок могут быть квалифицированы по ч. 2 ст. 118 УК РФ — причинение тяжкого вреда здоровью вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей.

9.2. Ольга, только в судебном порядке. Необходимо проведение экспертизы. На форуме вы эту проблему не решите. Обратитесь к специалистам в вашем городе. С уважением, Н.Б.А.

9.3. Ольга! Без соответствующих выводом судебно-медицинской экспертизы Вы ничего не сможете доказать в суде.

Источники

http://www.9111.ru/%D0%B2%D1%80%D0%B0%D1%87%D0%B5%D0%B1%D0%BD%D0%B0%D1%8F_%D0%BE%D1%88%D0%B8%D0%B1%D0%BA%D0%B0/%D0%BC%D0%BE%D1%80%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D1%8B%D0%B9_%D0%B2%D1%80%D0%B5%D0%B4_%D0%B2%D1%80%D0%B0%D1%87%D0%B5%D0%B1%D0%BD%D0%B0%D1%8F_%D0%BE%D1%88%D0%B8%D0%B1%D0%BA%D0%B0/

Официальный сайт
Верховного Суда Российской Федерации

Моральный вред за смерть сестры - за врачебную ошибку повлекшую смерть, с работодателя - картинка 9

ВС подтвердил право на компенсацию за гибель родственника из-за врачебной ошибки

Право получить компенсацию морального вреда от врачебной ошибки имеет не только пациент, но и его близкие родственники: члены семьи также могут испытывать нравственные страдания из-за неэффективного лечения родственника, поясняет Верховный суд (ВС) РФ.

Он указал, что именно врачи должны доказывать, что медицинская помощь была своевременной и квалифицированной и не могла причинить ущерба, поскольку закон возлагает на причинителя вреда презумпцию виновности.

В определении также подчеркивается, что апелляционные инстанции должны полноценно изучать поступившее им дело, а не просто под копирку переписывать выводы первой инстанции.

Суд установил, что супруга заявителя обратилась в приемный покой Гусевской центральной районной больницы с жалобами на высокое давление и головные боли. Женщине поставили артериальную гипертензию и направили на амбулаторное лечение у терапевта и окулиста. Менее чем через месяц пациентка скончалась.

Из материалов дела следует, что вдовец обращался с заявлением в правоохранительные органы, которые выяснили, что медицинская помощь «была оказана с дефектами», тем не менее экспертиза решила, что допущенные нарушения не могли повлиять на развитие летального исхода и не состоят в прямой причинно-следственной связи с наступлением смерти. В итоге в возбуждении уголовного дела было отказано.

Тем не менее заявитель считает, что потерял жену именно из-за некомпетентности врачей, которые не провели полного обследования пациентки и не стали ее госпитализировать. Поэтому он подал на медиков в суд, требуя компенсации морального вреда за гибель супруги.

Суд первой инстанции не нашел оснований для признания больницы ответственной за смерть пациентки.

Он указал, что раз нет подтверждений, что именно «дефективная» медицинская помощь привела к гибели пациентки, то рассчитывать на моральный ущерб от врачебной ошибки могла бы сама погибшая, но не ее супруг.

Суд апелляционной инстанции согласился с такими выводами и их правовым обоснованием.

ВС в определении напомнил, что при первичной артериальной гипертензии необходимо медицинскими мероприятиями для диагностики заболевания, состояния являются прием (осмотр, консультация) следующих врачей-специалистов: кардиолога, невролога, офтальмолога, терапевта, эндокринолога.

Если пациенту медицинская помощь оказывается ненадлежащим образом, то «требования о компенсации морального вреда могут быть заявлены родственниками и другими членами семьи такого гражданина, поскольку, исходя из сложившихся семейных связей, характеризующихся близкими отношениями, духовным и эмоциональным родством между членами семьи, возможно причинение лично им (то есть членам семьи) нравственных и физических страданий (морального вреда) ненадлежащим оказанием медицинской помощи этому лицу», отмечает ВС.

Он напоминает, что ответственность за причинение вреда возлагается на лицо, причинившее вред, если оно не докажет отсутствие своей вины. Установленная статьей 1064 ГК РФ презумпция вины причинителя вреда предполагает, что доказательства отсутствия его вины должен представить сам ответчик (пункт 11 постановления Пленума от 26 января 2010 года №1, статьей 1064 ГК РФ), указывается в определении.

То есть именно больница должна была доказать отсутствие своей вины в причинении морального вреда заявителю в связи со смертью его жены, которой медицинскую помощь оказали ненадлежащим образом, поясняет ВС.

Однако суды первой и апелляционной инстанций неправильно истолковали и применили к спорным отношениям нормы материального права: они возложили на истца бремя доказывания обстоятельств, касающихся некачественного оказания медицинской помощи и причинно-следственной связи между дефектами оказания медицинской помощи и наступившей смертью.

Не основан на законе и вывод суда о том, что наличие дефектов оказания медицинской помощи без подтверждения того, что именно они привели к ее смерти, могло свидетельствовать о причинении морального вреда только самой потерпевшей, а не ее супругу, считает высшая инстанция.

[2]

«Делая такой вывод, суд не принял во внимание, что здоровье — это состояние полного социального, психологического и физического благополучия человека, которое может быть нарушено ненадлежащим оказанием пациенту медицинской помощи, а при смерти пациента нарушается и неимущественное право членов его семьи на здоровье, родственные и семейные связи, на семейную жизнь», — указывает ВС.

Он напомнил, что законодатель, закрепив в статье 151 ГК РФ общие правила компенсации морального вреда, не установил ограничений в отношении случаев, когда допускается такая компенсация.

При этом ВС разъяснял, что моральный вред может заключаться, в частности, в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников — абзац второй пункта 2 постановления Пленума от 20 декабря 1994 года №10.

«Отсутствие в законодательном акте прямого указания на возможность компенсации причиненных нравственных или физических страданий по конкретным правоотношениям не всегда означает, что потерпевший не имеет права на возмещение морального вреда (абзац третий пункта 4 постановления этого же Пленума)», — подчеркивает ВС.

[3]

Истец последовательно указывал на то, что в результате смерти супруги ему причинен существенный моральный вред, выразившийся в переживаемых им тяжелых нравственных страданиях, до настоящего времени он не может смириться с утратой. Осознание того, что супругу можно было спасти оказанием своевременной и квалифицированной медицинской помощи, причиняет ему дополнительные нравственные страдания.

Заявитель считает, что в случае оказания супруге своевременной квалифицированной медицинской помощи, она была бы жива, в то время как врачи даже не направили пациентку к неврологу.

Однако суды не дали оценку доводам заявителя и не выясняли, предприняла ли больница все необходимые и возможные меры по спасению пациентки из опасной для ее жизни ситуации, и способствовали ли выявленные дефекты оказания медицинской помощи развитию неблагоприятного исхода.

Суд, отказывая в компенсации, ссылался на выводы экспертизы об отсутствии связи между действиями врачей и гибелью пациентки.

Но заключение эксперта не является исключительным средством доказывания и должно оцениваться в совокупности со всеми имеющимися в деле доказательствами, напоминает ВС.

Заявитель счел, что выводы экспертизы носят предположительный характер. Однако суд не стал ни вызывать специалистов в процесс для более подробного исследования вопроса, ни назначать судебную экспертизу, удивился ВС.

Он считает, что суд обязан был дать самостоятельную оценку юридически значимому вопросу о наличии либо отсутствии причинно-следственной связи между действиями ответчика и смертью пациентки, при необходимости поставив вопрос о назначении судебной экспертизы.

Ввиду изложенного вывод суда первой инстанции об отсутствии доказательств, подтверждающих наличие причинной связи между дефектами оказания медицинской помощи, допущенными больницей, и наступившей смертью супруги истца не может быть признан основанным на законе, указывает высшая инстанция.

Апелляционная же инстанция не только не исправила допущенные нарушения, но и фактически уклонилась от повторного рассмотрения дела по требованиям заявителя. Областной суд лишь дословно воспроизвел в апелляционном определении текст решения суда первой инстанции, констатирует ВС.

[1]

«Приведенные обстоятельства, по мнению Судебной коллегии, свидетельствуют о формальном подходе как суда первой, так и суда апелляционной инстанций к рассмотрению настоящего дела, в котором разрешался спор, связанный с защитой гражданином нематериальных благ, что привело к нарушению задач и смысла гражданского судопроизводства, установленных статьей 2 ГПК РФ, и права (истца) на справедливую, компетентную, полную и эффективную судебную защиту, гарантированную каждому статьей 8 Всеобщей декларации прав человека, пунктом 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, пунктом 1 статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, а также частью 1 статьи 46 Конституции Российской Федерации», — подчеркивается в определении.

В связи с чем ВС РФ отменил апелляционное определение и направил дело на новое рассмотрение в Калининградский областной суд.

Источники

http://www.vsrf.ru/press_center/mass_media/28395/

Ошибка ценою в жизнь

Моральный вред за смерть сестры - за врачебную ошибку повлекшую смерть, с работодателя - картинка 11Моральный вред за смерть сестры - за врачебную ошибку повлекшую смерть, с работодателя - картинка 12

Тема эта очень болезненная. На сегодняшний день единой судебной практики по таким спорам нет. Подобные «компенсационные» дела на докторов вообще очень трудно и неоднозначно проходят в наших судах. Поэтому так важны эти разъяснения Верховного суда. И хотя они сделаны Верховным судом для своих коллег — судей, но применение норм права, о которых говорит высокий суд, может оказаться полезным и тем, кто столкнулся с такой ситуацией.

Моральный вред за смерть сестры - за врачебную ошибку повлекшую смерть, с работодателя - картинка 13

Моральный вред за смерть сестры - за врачебную ошибку повлекшую смерть, с работодателя - картинка 13

Наша история началась с того, что в городскую клинику в Ханты-Мансийском округе обратился местный житель. Ему было очень плохо — мучал кашель, одышка и высокая температура. Больной провел в клинике несколько часов, ему стало совсем плохо. Человек упал и умер прямо на глазах у врачей, которые ничего страшного у него не увидели.

Вдова, когда пришла в себя после несчастья, посчитала, что в гибели супруга виноваты медики, и решила взыскать с больницы три миллиона рублей в качестве компенсации морального вреда.

Гражданка обратилась с иском в суд, в котором рассказала, что мужа ночью в больнице осмотрел дежурный терапевт. Он-то и поставил диагноз «ОРВИ и острый бронхит», а также назначил лечение. Но уже через три часа после госпитализации в палате мужчина скончался. Позже вскрытие покажет — человек умер от тромбоза.

По мнению истицы, в гибели мужа виноваты врачи, которые поставили неправильный диагноз и не назначили нужное лечение. Вдова заявила в суде, что требует компенсации морального вреда из-за «несвоевременной и некачественной медпомощи». Со слов вдовы, отношение к ней было ужасным — женщине долго не могли рассказать, что происходит с мужем, а в момент клинической смерти его нашли на полу.

Эксперты подтвердили, что нарушения были. Судя по материалам дела, сначала проводили проверку местные чиновники.

Проверка Департамента здравоохранения ХМАО-Югры показала, что дежурный терапевт не назначила полное обследование пациента, неверно оценила тяжесть его состояния, не проконтролировала выполнение своих назначений. Но добавили, что, по их мнению, в случившемся есть и вина самого пациента, который обратился за помощью слишком поздно и провел в стационаре слишком мало времени, уточнили проверяющие.

Эти доводы в целом подтвердила судебно-медицинская экспертиза. Получилась следующая ситуация — по заключению специалистов помощь больному оказали некачественно и несвоевременно, медицинские документы заполнили плохо.

Моральный вред за смерть сестры - за врачебную ошибку повлекшую смерть, с работодателя - картинка 15

Моральный вред за смерть сестры - за врачебную ошибку повлекшую смерть, с работодателя - картинка 15

Хотя, с другой стороны, по мнению экспертов, тромбоз мог произойти в любой момент времени, и даже эффективное лечение никак от этого не спасает. То есть с таким диагнозом прогноз для пациента все равно получался плохим.

Итог всех проверок — лечили неправильно, но спасти пациента вряд ли могли.

Из такого заключения Мегионский городской суд сделал вывод, что иск можно удовлетворить. Правда, частично. Но вот в какой части — компенсировать моральные страдания истице никто не будет, так как мужчина погиб не по вине врачей. Но клиника все же должна заплатить истице за неправильное лечение мужа 750 000 рублей компенсации морального вреда.

Но вторая инстанция — суд автономного округа — такое решение отменила. Он решил, что нижестоящая инстанция разрешила два требования: отказала вдове в компенсации за смерть ее мужа, и присудила ей же компенсацию за неправильное лечение.

С первой частью апелляция согласилась, но отменила решение о выплате 750 000 рублей. По мнению суда округа, первая инстанция — городской суд, вышла — , за пределы заявленных требований. Истица требовала компенсацию за моральные страдания из-за смерти, наступившей в результате неправильного лечения, а не за само неправильное лечение.

С мнением судей округа не согласился Верховный суд РФ. По его заявлению «апелляция неправомерно разделила одно исковое требование на два самостоятельных». Это произошло, потому что суд субъекта не принял во внимание фактические основания иска.

Вдова писала в иске, что мужу неправильно поставили диагноз, оставили без лечения, а в момент клинической смерти он лежал на полу. Истица переживала нравственные страдания из-за состояния близкого человека, но апелляция это проигнорировала, заявила Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ. Она отменила постановление суда округа и оставила в силе решение первой инстанции.

Сейчас обсуждается введение новой статьи в Уголовный кодекс, которая посвящена «врачебным преступлениям».Так недавно Следственный комитет раскрыл содержание новой статьи, которая вводит уголовную ответственность за так называемые — ятрогенные, то есть связанные с врачебными ошибками, преступления.

СКР предложил ввести новую статью в Уголовный кодекс — статья 124.1 «Ненадлежащее оказание медицинской помощи (медицинской услуги)» и статья 124.2 «Сокрытие нарушения оказания медицинской помощи».

Моральный вред за смерть сестры - за врачебную ошибку повлекшую смерть, с работодателя - картинка 17

Моральный вред за смерть сестры - за врачебную ошибку повлекшую смерть, с работодателя - картинка 17

Статья 124.1 предполагает уголовную ответственность за «ненадлежащее оказание медицинской помощи или услуги», если это повлекло за собой смерть человека или двух и более лиц либо «гибель плода человека и/или причинение тяжкого вреда здоровью человека». Наказание — штраф от 200 до 500 тысяч рублей. Либо лишение свободы на срок от двух до семи лет и запрет занимать определенные должности.

Статья 124.2 предусматривает уголовную ответственность за внесение недостоверных сведений в медицинскую документацию, ее сокрытие либо уничтожение. А также за «подмену биологических материалов с целью сокрытия ненадлежащего оказания медпомощи другим медицинским работником», действия которого повлекли смерть, причинение тяжкого вреда здоровью либо гибель плода».

Наказания за те же деяния, совершенные руководителями медицинских организаций, — принудительные работы или лишение свободы на срок до четырех лет и запрет на занятие деятельностью.

После того, как медицинские преступления будут сконцентрированы в одной статье УК, врачей больше не будут судить по статьям «Причинение смерти по неосторожности», «Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности» и «Производство, хранение, перевозка либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности». Об этом заявил президент Национальной медицинской палаты Леонид Рошаль. Именно на эти три статьи приходится большинство случаев привлечения медиков к уголовной ответственности. -И потому придумано ввести вместо трех одну статью. Но я полагаю, что судить врачей, с тем чтобы их посадить, можно только в случае умышленного, подчеркну, умышленного вреда здоровью, — сказал Рошаль.

По статистике Следственного комитета, в 2018 году до суда дошли 300 уголовных дел о врачебных ошибках. Всего в СКР поступило 6500 жалоб на действия медиков, а возбуждено было 2029 уголовных дел.

Источники

http://rg.ru/2019/04/22/kak-vyschitat-summu-moralnogo-vreda-za-gibel-pri-lechenii.html

Литература

  1. Брауде Илья Записки адвоката; Советская Россия — М., 2010. — 224 c.
  2. Исаев, Сергей Регистрация фирмы. Самостоятельно, правильно и быстро / Сергей Исаев. — М.: Питер, 2010. — 160 c.
  3. Басовский, Л.Е. История и методология экономической науки: Учебное пособие / Л.Е. Басовский. — М.: ИНФРА-М, 2017. — 603 c.
  4. Волеводз, А. Г. Международный розыск, арест и конфискация полученных преступным путем денежных средств и имущества (правовые основы и методика) / А.Г. Волеводз. — М.: Юрлитинформ, 2015. — 477 c.
  5. Марченко, М. Н. Сравнительное правоведение / М.Н. Марченко. — М.: Проспект, 2013. — 784 c.

Добавить комментарий

Мы в соцсетях

Подписывайтесь на наши группы в социальных сетях