Самые полезные юридические советы

Ошибка в субъекте проблемы доказывания

Ошибка в субъекте проблемы доказывания - картинка 1
Предлагаем ознакомится с тематической информацией в статье: "Ошибка в субъекте проблемы доказывания". На все возникшие вопросы ответит онлайн-консультант.

Проблемы процесса доказывания

Общие проблемы процесса доказывания по юридическому делу

Процесс доказывания, как известно, сочетает в себе интеллектуально-мыслительные, процедурные (организационные) и правовые черты, и поэтому может быть рассмотрен как:

  • деятельность участников процесса по обоснованию собственной правоты и деятельность суда по обоснованию принятого решения;
  • система связей, возникающих между участниками процесса (подчинение сторон суду, их отношения друг с другом);
  • система прав и обязанностей участников процесса в рамках представления и исследования доказательств по делу.

В каждой из этих ипостасей процесс доказывания имеет ряд проблемных моментов, вытекающих из его природы.

Готовые работы на аналогичную тему

Проблемы доказывания в гражданском процессе

В рамках гражданского судопроизводства рассматривается большое количество частноправовых споров, в основном между гражданами, а также бесспорных ситуаций, когда требования заявителя документально подкреплены (например, распиской).

Но и здесь возникают сложности, несмотря на большую реализацию принципа равенства сторон, чем в процессе уголовном.

  1. Проблема фальсификации доказательств (подделки завещаний, расписок, иных документов). Именно документы лежат в основе доказывания по гражданским делам, и неправомерные действия сторон легко могут перевесить чашу весов в их пользу.
  2. Сложность применения норм права, связанных с личностью участников процесса. Наибольшее проявление данной проблемы – семейные споры и связанные с ними споры о порядке пользования жилыми помещениями. Используя различные психологические приемы, матери ребенка, к примеру, довольно легко очернить отца ребенка и убедить как свидетелей, так и суд в том, что ребенок независимо от его интересов должен остаться с ней. Эмоциональный накал таких споров осложняет принятие взвешенного, разумного и справедливого решения.
  3. Преюдициальные факты и экспертные доказательства. Нередко в основу судебного решения кладется только одно доказательства без его детального анализа и сопоставления с иным доказательственным материалом.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

Задай вопрос специалистам и получи
ответ уже через 15 минут!

Проблемы доказывания в арбитражном процессе

Арбитражный процесс, в который вовлечены субъекты экономической деятельности, также имеет собственные проблемы доказательственного плана.

  1. Проблемы раскрытия доказательств. Участники арбитражного процесса нередко придерживают до последнего важные для дела доказательства, чтобы уже на заключительном этапе рассмотрения дела раскрыть все карты и лишить противника возможности представить свои контраргументы.
  2. Проблема использования свидетельских показаний. Основной источник доказательств в арбитражных делах – это документы, в которых отражаются факты хозяйственной деятельности. Арбитражное дело может быть вообще рассмотрено без явки сторон, только по предоставленным документам. В этой связи актуальным видится вопрос о том, чтобы закрепить институт аффидевита (нотариально или иным образом удостоверенные показания лица, которое не может явиться в суд).
  3. Проблема привилегированных доказательств. Помимо общеизвестных, не требующих доказывания фактов в арбитражном процессе существуют и иные доказательства, фактически имеющие преимущество перед прочими (например, нотариально удостоверенные акты).

[3]

Проблемы доказывания в уголовном процессе

Большая часть проблем уголовного доказывания связана именно с разницей положения сторон уголовного конфликта – обладающей большим репрессивным потенциалом машиной государственного обвинения и одного человека, пусть даже и имеющего защитника.

Сложившийся стереотип о том, что «если поймали, значит, есть за что» позволяет судьям и обывателям делать далеко идущие выводы уже из факта возбуждения в отношении лица уголовного дела.

Назовем основные проблемы доказывания по уголовным делам.

  1. «Презумпция виновности», в рамках которой любые уголовно-процессуальные действия, например досудебное заключение под стражу, начинают рассматриваться как достаточные доказательства вины в совершении преступления.
  2. Редуцирование доказывания в связи с распространением особого порядка судебного разбирательства, сокращенных форм досудебного и судебного производства. В этом случае приговор постановляется только на основе обвинительного заключения (акта, постановления) даже без исследования доказательств стороны обвинения.
  3. Неопределенный статус доказательств защиты. Возложение обязанности доказывания на сторону обвинения имеет и негативную сторону: доказательства защитника нередко не приобщаются к делу по мотивам несоблюдения им установленной процессуальной формы собирания сведений, входящих в предмет доказывания.

Схожие проблемы можно обнаружить и в доказывании по делам об административных правонарушениях, которое осуществляется в том числе на основании показаний автоматизированных средств фиксации и не предполагает широких прав лица, привлекаемого к ответственности.

Главная проблема доказывания в делах, рассматриваемых по нормам Кодекса административного судопроизводства РФ, заключается в том, что «правовой вес» участников данных споров сильно различается: должностное лицо или орган, действия или решения которого обжалуются, имеет гораздо больше возможностей, как по доказыванию своей позиции, так и по сокрытию обстоятельств дела.

Так и не нашли ответ
на свой вопрос?

Просто напиши с чем тебе
нужна помощь

Источники

http://spravochnick.ru/pravo_i_yurisprudenciya/dokazatelstva_i_dokazyvanie_v_arbitrazhnom_processe/problemy_processa_dokazyvaniya/

Проблемы собирания доказательств субъектами доказывания в уголовном судопроизводстве

Ошибка в субъекте проблемы доказывания - картинка 3

Дата публикации: 09.07.2018 2018-07-09

Статья просмотрена: 1707 раз

Библиографическое описание:

Пивоварова, А. О. Проблемы собирания доказательств субъектами доказывания в уголовном судопроизводстве / А. О. Пивоварова. — Текст : непосредственный, электронный // Молодой ученый. — 2018. — № 27 (213). — С. 110-113. — URL: https://moluch.ru/archive/213/52000/ (дата обращения: 02.05.2020).

Статья посвящена проблемным вопросам собирания доказательств субъектами доказывания в уголовном судопроизводстве. Сделан вывод о том, что объем полномочий отличается в зависимости от субъектов.

Ключевые слова: собирание доказательств, субъекты доказывания, субъекты собирания доказательств, уголовный процесс.

Собирание доказательств — это деятельность различных субъектов доказывания, которая направлена на получение информации, имеющей доказательственное значение по уголовному делу. Данная деятельность должна быть регламентирована уголовно-процессуальным законом.

Для того, чтобы рассмотреть проблемы собирания доказательств, необходимо сначала выяснить круг субъектов собирания доказательств. Необходимо различать понятия «субъекты собирания доказательств» и «субъекты доказывания». Под субъектами доказывания понимают тех участников процесса, которые осуществляют функцию уголовного преследования или защиты и участвуют в доказывании [8]. Таким образом, понятие «субъекты доказывания» шире понятия «субъекты собирания доказательств». Субъектами собирания доказательств являются: прокурор, следователь, дознаватель, суд. Полномочия данных субъектов регламентируются ст. 86 УПК РФ [1]. Тем не менее, определенные методы получения информации, имеющей значимость для дела, отличаются в соответствии с процессуальным статусом участников. К субъектам доказывания, в свою очередь, помимо субъектов собирания доказательств, относят также подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика, их представителей, а также защитника.

Неоднократно поднимался вопрос о том стоит ли наделять защитника правом собирать доказательства наравне с другими субъектами собирания доказательств. На данный период этот вопрос является неразрешенным. Защитник вправе представлять предметы, документы и иные сведения следователю, суду, а они уже будут решать, закреплять данное доказательство или нет. Нельзя не согласиться с мнением А. П. Кругликова, что пока доказательство не закреплено, его нельзя считать собранным, так как неизвестно, является ли доказательством то, что собрано [8]. Вместе с тем, можно отметить, что защитник не может осуществлять основной способ собирания доказательств — следственные действия. Доказательства будут считаться собранными тогда, когда они будут приобщены к делу. Это могут сделать только управомоченные органы государства, при условии, что представленные защитой материалы обладают допустимостью и относимостью. Прокурор может отказаться принять предметы и документы от таких лиц, посчитав их неотносимыми и недопустимыми. Таким образом, защитник представляет доказательственные материалы на рассмотрение уполномоченного органа государства, который в дальнейшем решает его судьбу [8].

В соответствии с ч. 1 ст. 86 УПК РФ собирание доказательств осуществляется в ходе уголовного судопроизводства дознавателем, следователем, прокурором, судом путем производства следственных и иных процессуальных действий, которые предусмотрены УПК РФ [1].

Прокурор не может участвовать в проведении следственных действий на предварительном расследовании и принимать дело к своему производству, собирание им доказательств осуществимо только в судебных стадиях процесса. Вместе с тем, прокурор не проводит здесь следственные действия, а только принимает в них участие в качестве государственного обвинителя, а также может истребовать и предоставлять суду документы [2]. В соответствии с п. 4 ч. 2 ст. 37 УПК РФ прокурор вправе давать дознавателю письменные указания о производстве процессуальных действий, в том числе следственных действий [1]. Таким образом, прокурор осуществляет свою деятельность путем проведения иных процессуальных действий. Под такими действиями в данном случае понимается осуществление прокурором требований, запросов, поручений для того, чтобы собрать доказательства по делу.

Следователь и дознаватель, в свою очередь, осуществляют процедуру собирания доказательств путем проведения следственных иных процессуальных действий. При производстве данных действий они должны руководствоваться уголовно-процессуальным законом.

Суд собирает доказательства путем проведения судебных и иных процессуальных действий. В соответствии со ст. 286 УПК РФ суду предоставляется право истребования документов. Полномочия суда также закреплены в других статьях УПК РФ [1]. Для того, чтобы судья вынес законный, обоснованный и справедливый приговор, он должен провести собственное исследование доказательств, которые были собраны следователем. Также суд должен проверить и оценить данные доказательства, исследовать новые доказательства, которых не было на стадии предварительного расследования, если такие доказательства будут признаны допустимыми. Суд также должен исследовать версии, которые возникли впервые в судебном заседании, которые не рассматривались до этого следователем.

В соответствии с ч. 2 ст. 86 УПК РФ подозреваемый, обвиняемый, а также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители вправе собирать и представлять письменные документы и предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств [1]. Таким образом, иные лица реализуют свою роль в собирании доказательств посредством предоставления следователю или дознавателю предметов и документов. В последующем уже следователь и дознаватель будут решать признавать ли данные предметы и документы доказательствами, приобщать их к уголовному делу или нет.

В соответствии с ч. 3 ст. 86 УПК РФ защитник вправе собирать доказательства путем: получения предметов, документов и иных сведений, опроса лиц с их согласия, истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны предоставлять запрашиваемые документы или их копии [1].

В соответствии с п. 3 ст. 6 Федерального закона от 31 мая 2002 года № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» Адвокат вправе:

1) собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, в том числе запрашивать справки, характеристики и иные документы от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и иных организаций.

2) опрашивать с их согласия лиц, предположительно владеющих информацией, относящейся к делу, по которому адвокат оказывает юридическую помощь;

3) собирать и представлять предметы и документы, которые могут быть признаны вещественными и иными доказательствами, в порядке, установленном законодательством Российской Федерации;

4) привлекать на договорной основе специалистов для разъяснения вопросов, связанных с оказанием юридической помощи и т. д. [3].

Уголовно-процессуальным законодательством недостаточно подробно урегулирована процедура собирания доказательств защитником. Не имеется порядка проведения опроса защитником и фиксировании его результатов, в отличии от допроса, который проводится следователем. Защитник не может предупреждать лицо об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний. Выходит, что лицо, которое опрашивает защитник может отказаться от дачи сведений или сообщать ему ложь. Более того, информация, которая получена от такого лица, подлежит обязательной проверке, так как данные сведения могут являться не достоверными, при этом защитник не относится к субъектам, которые осуществляют проверку доказательств, без которой не может осуществляться процесс доказывания [4].

Давлетов А. А. отмечает, что раньше всякая инициатива в поиске новых доказательств и попытки их фиксации органами предварительного расследования воспринимались как попытки незаконного противодействия, то теперь защитник вправе активно разыскивать информацию в пользу подзащитного и даже по-своему закрепляет ее [5,с.50].

На наш взгляд, полномочия защитника в процессе собирания доказательств, стали более обширными. Однако, его деятельность ограничена условиями, прописанными в уголовно-процессуальном законодательстве и его компетенция достаточно ограничена, по сравнению другими участниками уголовного судопроизводства. К таким участникам относятся суд, следователь, дознаватель.

При разработке нового УПК РФ выдвигалась идея введения параллельного адвокатского расследования, но данная идея была отвергнута, так как многие не увидели смысла в этом.

А. А. Брестер и Ю. В. Панченко считают, что введение параллельного адвокатского расследования даст возможность органам предварительного расследования еще больше сбросить с себя ответственность за объективное установление обстоятельств, которые подлежат доказыванию [6].

Мы согласны с данной точкой зрения, так как действительно введение параллельного адвокатского расследования будет создавать помеху для проведения качественного и объективного расследования для лиц, которые уполномочены его осуществлять.

Е. Г. Мартынчик высказывал мнение о том, что адвокат профессионально не подготовлен к тому, чтобы самостоятельно вести расследование уголовного дела таким образом, чтобы оно могло составить альтернативу предварительному расследованию, которое осуществляется компетентными на то органами государства [7, с.351–355].

На наш взгляд, данная мысль о введении параллельного адвокатского расследования действительно является нецелесообразной, поскольку это будет мешать проведению предварительного расследования.

Таким образом, анализируя нормы уголовно-процессуального законодательства, можно сделать вывод, что объем полномочий у каждого из субъектов уголовного производства отличается друг от друга. Достаточно широкой компетенцией в процедуре собирания доказательств наделены следователь и дознаватель. Защитник наделен меньшим кругом полномочий. Также содержания ст. 86 УПК РФ не отражает в полной мере особенности участия различных субъектов уголовного судопроизводства. Например, не указаны сроки, в которые должны давать ответы на запрос защитника органы государственной власти, органы местного самоуправления и другие общественные организации. Поэтому, необходимо внести поправки в статью, которые будут более четко разъяснять и регламентировать деятельность защитника в процессе собирания доказательств.

Источники

http://moluch.ru/archive/213/52000/

ПРОБЛЕМЫ ДОКАЗЫВАНИЯ

Проблемы выявления, собирания, представления доказательств

Согласно ч. 1 ст. 56 ГПК РФ каждая из сторон должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается в качестве оснований своих требований и возражений.

Из данной нормы следует, что в качестве одной из проблем в процессе доказывания выступает выявление доказательств, необходимых для рассмотрения дела и его разрешения.

Выявление доказательств может осуществляться несколькими способами. В числе наиболее важных называются: ознакомление с исковым заявлением (жалобой), которые поступили в суд; ознакомление с письменными доказательствами, которые были приобщены к исковому заявлению; ознакомление с отзывом на иск; проведение судьей бесед с истцом, а при необходимости и с другими лицами, которые участвуют в деле (это могут быть ответчик, третьи лица, их представители); обращение к нормам права, которые регулируют спорные правоотношения материального характера, поскольку в таких нормах могут содержаться указания на доказательства; ознакомление с разъяснениями Пленума Верховного Суда РФ и обзорами судебной практики по отдельным категориям дел, которые могут содержать важные указания на доказательства, необходимые к использованию для установления определенных обстоятельств Справочник по доказыванию в гражданском судопроизводстве / Под ред. И.В. Решетниковой.,доп. и перераб. — М.: Норма, 2011. — С. 26-27..

Выявление всех доказательств, необходимых для своевременного, объективного и правильного рассмотрения дела возможно в случае, когда суд должным образом разъяснит сторонам их обязанности по представлению доказательств. На сегодняшний день судьи зачастую используют в ходе конкретного судопроизводства лишь те доказательства, которые представляются сторонами, не указывая им на возможность представления доказательств дополнительного характера, которые могут сыграть огромную роль в ходе судопроизводства.

Существуют также проблемы в ходе представления сторонами необходимых доказательств.

В соответствии с ч. 1 ст. 57 ГПК РФ доказательства должны быть представлены сторонами и другими лицами, участвующими в деле. Кроме того, суд может предложить им представить доказательства дополнительного характера. В том же случае, если стороны не имеют возможности представить необходимые доказательства, суд на основании их ходатайства оказывает содействие в собирании и истребовании доказательств.

Исходя из смысла названной нормы, согласившись с И.В. Решетниковой, можно выделить несколько способов, посредством использования которых осуществляется собирание доказательств: представление доказательств сторонами, иными участвующими в деле лицами и их представителями; истребование доказательств судом от лиц и организаций, в чьем расположении они находятся; выдача лицам, которые ходатайствуют об истребовании доказательств письменного или вещественного характера, запросов на право их получения с целью дальнейшего их представления в суд; вызов в суд в качестве свидетеля; назначение экспертизы; направление судебных поручений, связанных с собиранием доказательств, в другие суды; обеспечение доказательств Справочник по доказыванию в гражданском судопроизводстве / Под ред. И.В. Решетниковой.,доп.иперераб. — М.: Норма, 2011. — С. 27..

Выявление и собирание доказательств в основном имеют место в ходе подготовки дела к судебному разбирательству. Они важны в первую очередь для участников спора, поскольку оба эти этапа дают сторонам и иным лицам возможность взвесить свои правовые позиции. Решить же названную проблему можно в том случае, если судом своевременно будут выдаваться ходатайства об истребовании тех или иных доказательств или запросов на право их получения лицам, ходатайствующим об этом.

Проблема в данном случае заключается также в том, что активность суда в ходе собирания доказательств в гражданском процессе является весьма ограниченной. Суд в процессе должен сохранять независимость, объективность и беспристрастность. В его обязанности входит осуществление руководства процессом, разъяснение лицам, участвующим в деле, их прав и обязанностей, предупреждение о последствиях совершения или не совершения этими лицами действий процессуального характера, оказание им содействия в реализации права, создание условий для всестороннего, полного исследования доказательств, установление фактических обстоятельств и правильное применение законодательства в ходе рассмотрения и разрешения гражданского делаНизовцев, В.В., Реброва, Н.М. Доказывание и доказательства в гражданском и арбитражном процессах: учебное пособие. — Новочеркасск: ЮРГТУ (НПИ), 2009. — С. 6.. Все обозначенные способы собирания доказательств в гражданском процессе указывают на организационную, направляющую, регулирующую роль суда.

По своей инициативе суд может истребовать доказательства только в случаях, прямо установленных законом. В частности судом истребуются доказательства: в случаях рассмотрения и разрешения дел, которые возникают из публичных правоотношений с целью правильного разрешения дела (ч. 2 ст. 249 ГПК РФ); при подготовке к судебному разбирательству дел о признании гражданина недееспособным, если существуют достаточные данные о психическом расстройстве гражданина. В этом случае по инициативе суда с целью определения психического состояния лица назначается судебно-психиатрическая экспертиза (ст. 283 ГПК РФ);при подозрении суда о подложности доказательства. В этом случае в соответствии с инициативой суда назначается экспертиза; однако суд может предложить сторонам представить другие необходимые для рассмотрения дела доказательства (ст. 186 ГПК РФ).

Согласно ч. 3 ст. 57 ГПК РФ в том случае если доказательства, истребуемые судом, не представляются, на виновного может быть наложен штраф. Кроме того, гражданским законодательством предусматриваются иные формы ответственности. В соответствии со ст. 68 ГПК РФ если сторона, в обязанности которой входит доказывание своих требований или возражений, удерживает находящиеся у нее доказательства, не представляя их суду, суд получает право обосновать свои выводы объяснениями противоположной стороны.

В соответствии с ч. 3 ст. 79 ГПК РФ в случае если сторона уклоняется от участия в экспертизе, не представляет экспертам необходимые материалы и документы с целью их исследования, если при отсутствии таковых экспертиза проведена быть не может, а также в других случаях, суд получает право признать факт, который должен быть выяснен посредством проведения экспертизы, установленным или опровергнутым. Такое признание зависит от того, какая из сторон уклоняется от проведения экспертизы, а также от того, какое значение эта экспертиза имеет для этой стороны.

Собирание доказательств судом по своей инициативе, с одной стороны, — это нарушение принципа состязательности сторон, поскольку своими действиями суд оказывает помощь одной из сторон процесса. С другой стороны, лишь сбор всех необходимых по делу доказательств будет способствовать вынесению справедливого решения и, следовательно, установлению объективной истины.

[1]

В последнее время все чаще возникает следующая проблема в ходе собирания доказательств: стороны в гражданском процессе злоупотребляют своим правом, которое им предоставлено ст. 57 ГПК РФ (содействие суда в собирании и истребовании доказательств, если это для сторон и других лиц, участвующих в деле, является затруднительным). Другими словами, стороны используют это право достаточно активно, перекладывая, таким образом, возложенную на них обязанность по доказыванию и сбору доказательств на суд. Чаще всего это связано с недостаточной правовой просвещенностью российских граждан и отсутствием бесплатной юридической помощи. В том же случае если суд не будет оказывать помощь по сбору доказательств, он будет вынужден принимать решение, основываясь не на всех материалах дела, а только на тех, которые будут представлены сторонами. Результатом же может стать несоответствие решения действительным обстоятельствам дела, а такое решение не может быть справедливым. В такой ситуации целью гражданского процесса будет являться не объективная истина, при которой устанавливаются действительные обстоятельства по делу, а формальная, при которой выводы суда будут соответствовать данным, представленным сторонами.

Решить эту проблему автор предлагает посредством введения процессуальных норм, которые будут предусматривать участие в процессе граждан, не обладающих необходимыми законодательными знаниями, через своих представителей, являющихся профессиональными юристами. Таким образом может быть обеспечено правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел, а также состязательное начало судопроизводства, поскольку в такой ситуации стороны окажутся юридически равны. То есть, если гражданин не обладает материальной возможностью воспользоваться квалифицированной юридической помощью, должна быть предусмотрена обязанность суда назначить ему представителя. Такими представителями могут быть, к примеру, работники юридических бюро или адвокаты, которые будут привлекаться к участию в государственной системе бесплатной помощи юридического характера, осуществляемой на основании соглашения, которое должно быть заключено уполномоченным органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации с адвокатской палатой субъекта РФ.

Проблемы в ходе собирания доказательств возникают в случае, когда в производстве необходимы доказательств, находящиеся или расположенные в других местностях, на отдаленном расстоянии. Согласно ч. 1 ст. 62 ГПК РФ действия процессуального характера, направленные на собирание доказательств, могут быть поручены судом, в чьем производстве находится дело, другому суду. Это осуществляется в том случае, если необходимо получить доказательства, которые находятся в другом городе или районе. В соответствии с ч. 2 ст. 62 ГПК РФ такое поручение должно быть выполнено судом в месячный срок.

Исходя из смысла ч. 2 ст. 55 ГПК РФ доказательства должны быть получены без нарушения федерального законодательства РФ.Если те или иные доказательства собираются при нарушении закона, они не будут иметь юридической силы и не могут являться основой судебного решения. В частности, в процессе собирания доказательств должны соблюдаться права и свободы человека, а также такие требования, которые обеспечивают достоверность доказательств.

Любое доказательство должно иметь источник происхождения. Так, ч. 1 ст. 69 ГПК РФ содержит указание на то, что сведения, которые называет свидетель, не могут являться доказательствами, если свидетель не может обозначить источник, из которого сведения были получены. Также ст. 77 ГПК РФ закрепляет положение о том, что лицо, которое представляет аудио- и видеозаписи, должно указать когда, кем и при каких обстоятельствах такая запись была произведена.

Таким образом, в ходе исследования процесса выявления, собирания и представления доказательств автором было установлено, что ГПК РФ не содержит определения понятия «выявление» доказательств. В связи с этим, основываясь на определении предложенном И.В. Решетниковой, автор предлагает внести в ГПК РФ ст. 55.1 «Выявление доказательств», сформулированную следующим образом: «Выявлением доказательств является деятельность лиц, которые участвуют в деле, и суда, связанная с установлением того, какие из доказательств способны подтвердить или опровергнуть факты, входящие в предмет доказывания» Справочник по доказыванию в гражданском судопроизводстве / Под ред. И.В. Решетниковой.,доп.иперераб. — С. 27..

Автором было установлено, что ГПК РФ не содержит определения понятия «собирание доказательств». В связи с чем, исходя из смысла ст. 56 ГПК РФ, автор предлагает внести в названную норму пункт следующего содержания: «Собиранием доказательств является совершение субъектами доказывания в пределах их прав и полномочий действий, которые направлены на обнаружение, истребование, получение и закрепление в установленном законом порядке доказательств».

Кроме того, автор пришел к выводу, что действующий ГПК РФ не содержит указания на то, что доказательства по делу должны быть представлены сторонами заблаговременно, до момента судебного разбирательства по существу.

В связи с этим те или иные доказательства могут представляться сторонами уже непосредственно в ходе разбирательства.

Поскольку гражданское судопроизводство основывается на принципе состязательности, суд дает другой стороне возможность изучить вновь представленные доказательства с целью представления своих контраргументов и доказательств. Это неизбежно приводит к отложению слушания по делу, затягиванию процесса. Чаще всего подобные действия сторон основываются на желании удивить, поставить противоположную сторону в тупик. Речь может идти, кроме того, и о сознательном затягивании процесса, злоупотреблении предоставленными сторонам процессуальными правами.

В том же случае если на стороны будет возложена обязанность представить доказательства до начала разбирательства в суде, а также будет предусмотрено условие заблаговременного ознакомления другой стороны с этим доказательством, отложение слушания по делу перестанет являться необходимостью для соблюдения принципа состязательности.

Кроме того, для того, чтобы стороны соблюдали данное требование, как предлагает В.Я. Трофимов, может быть указано негативное последствие. Таковым может стать применение правила о недопустимости доказательств, которые были представлены с подобным нарушением Трофимов, Я.В. К вопросу о доказательствах и доказывании в гражданском и арбитражном процессах России / Я.В. Трофимов // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 5: Юриспруденция. — 2010. — № 1. — С. 89-91..

Автор предлагает внести в ст. 57 ГПК РФ пункт следующего содержания: «Каждое лицо, которое участвует в деле, должно раскрыть доказательства, на которые оно ссылается в качестве основания своих требования и возражений, перед другими лицами, участвующими в деле, до начала разбирательства в суде, если иное не установлено ГПК РФ. Лица, участвующие в деле, могут ссылаться лишь на те доказательства, с которыми остальные участники процесса были ознакомлены заблаговременно».

Источники

http://studbooks.net/1095424/pravo/problemy_dokazyvaniya

Проблема достаточности доказательств.

Определение достаточности доказательств — существенный элемент оценки доказательств. Окончательное признание добытых доказательств достаточными для решения дела, по существу, означает убеждение в том, что пределы доказывания достигнуты, а все обстоятельства, входящие в предмет доказывания, доказаны с необходимой полнотой.

[2]

Задача судебного исследования в целом, а следовательно, и предварительного расследования как его части, — установить объективную истину. Если знание следователя о расследуемом преступлении носит характер вероятностного, это означает, что:

— процесс доказывания не завершен и должен быть продолжен, поскольку вероятностное знание не может быть положено в основу приговора;

— что достаточных доказательств для установления истины собрать не удастся, что служит основанием для временного или окончательного прекращения работы по делу.

Нужно различать, что имеется в виду, когда идет речь о достаточности доказательств: достаточности — для чего?

Сказать, что речь идет о достаточности для принятия решения — в сущности, не сказать ничего, поскольку сразу же возникает вопрос: какого решения? Очевидно, следует различать достаточность доказательств для принятия решения об окончании процесса доказывания и направлении дела в суд и достаточность для принятия всех иных, как процессуальных, так и тактических решений по делу. Причем в названном выше случае, когда речь идет о приостановлении дела или о его прекращении за недоказанностью участия обвиняемого в совершении преступления, следует, скорее, говорить о недостаточности доказательств, как основании решения.

Ранее мы уже останавливались на содержании понятия объективной истины и высказали мнение, что в это содержание входят и так называемые абсолютные («плоские») истины и так называемая практическая достоверность отдельных ее составляющих. Естественно, возникает вопрос: как определить достаточность доказательств для установления истины по делу? Что служит критерием этой достаточности?

В литературе 30-60-х гг. XX в. чаще всего высказывалось мнение, что критерием установления истины в судопроизводстве служит внутреннее убеждение субъекта доказывания (следователя, прокурора, суда) и что формирование этого внутреннего убеждения и свидетельствует о том, что цель процесса достигнута — истина установлена. При этом было неважно, какую истину имели в виду: объективную или принимаемую за истину высшую степень вероятности, так называемую «уголовно-судебную достоверность». Такой критерий истины как практика отвергался: «Опыт — этот основной критерий истины — не может быть использован в уголовном процессе. Мы не можем воспроизвести преступление, чтобы убедиться в том, что мы его правильно познали. Да если бы и могли, это не было бы то же преступление и никак не убедило бы нас в правильности наших выводов. Мы можем лишь в очень ограниченных пределах и только в отношении отдельных частностей применять эксперимент»*(370).

Эту позицию и в последующие годы занимали многие ведущие процессуалисты и криминалисты. Не избежала подобной ошибки и В.А. Притузова, писавшая о том же применительно к экспертной практике: «Категорическое суждение является истинным с точки зрения самого эксперта в силу его убежденности в том, что установленные им в процессе исследования факты достоверны»*(371).

Критерием, позволяющим считать объективную истину по делу установленной, а собранные для этой цели доказательства — достаточными, служит только практика. Это абсолютный критерий, единственное — не главное, не определяющее, а единственное — средство проверки истинности или ложности наших суждений, наших знаний, в том числе и об обстоятельствах, составляющих предмет доказывания по делу. Допущение еще каких-то критериев истины означает уступку идеализму, который всегда искал и ищет критерии истинности знаний в сфере сознания, а не вне его, в объективной реальности.

Материалистическая теория познания понимает под практикой материальное производство, общественно значимую деятельность людей, эксперимент. Судебное исследование представляет собой процесс познания, протекающий в специфических условиях и в отношении специфического объекта. Это обусловливает и известную специфичность тех форм, в которых проявляет себя в этом процессе критерий практики.

Первая такая форма — коллективная практика органов дознания, следствия, прокуратуры, суда, экспертных учреждений по расследованию и судебному разбирательству уголовных дел, то, что именуют следственной, оперативно-розыскной, судебной и экспертной практикой. Эта форма проявляется:

— в организации деятельности этих органов;

— в возникновении и распространении новых форм, средств и методов этой деятельности;

— в рекомендациях криминалистики, теории ОРД, обобщающих эту практику, в расширении возможностей судебных экспертиз и в проверке практикой рекомендаций науки;

— в законе, закрепляющем целесообразный и эффективный порядок проведения следственных и судебных действий.

Вторая форма проявления практики как критерия истины — личный профессиональный опыт оперативного работника, следователя, судьи, эксперта.

Третья форма — тщательный анализ и сопоставление материалов дела, исследование и оценка всех собранных по делу доказательств.

Четвертая форма — учет при планировании расследования всех возможных и известных из практики объяснений механизма события, оценка реальности версий и их исследование по существу. Здесь используется и коллективный опыт, и личный опыт следователя и оперативного работника. Сама проверка версий осуществляется практически, и результаты проверки оцениваются также практикой.

Пятая форма проявления роли практики в судебном исследовании — экспериментальная проверка правильности знаний об отдельных элементах исследуемого события. Это может быть проведение специального следственного действия — следственного эксперимента — либо проведение отдельных опытов в процессе проведения иных следственных или судебных действий.

Наконец, шестая форма — это использование в процессе доказывания достижений науки в виде, так сказать, «овеществленной практики» — различных приборов, инструментов, аппаратов, разработанных по запросам и с учетом требований практики, проверенных практикой доказывания и применяемых при собирании, исследовании, оценке и использовании доказательств.

Резюмируя сказанное, следует заключить, что критерий практики в доказывании нельзя понимать упрощенно, как сопоставление с некими данными практики каждого доказательства. Что же касается внутреннего убеждения субъекта доказывания, то оно представляет собой результат оценки доказательств, накопления их до уровня достаточности, обеспечивающего формирование внутреннего убеждения в достижении поставленной цели.

Для формирования внутреннего убеждения совсем не требуется собрать все относящиеся к делу доказательства. Здесь действует принцип разумной достаточности: собирание доказательств прекращается после того, как установлен предмет доказывания в необходимых по данному делу пределах. В связи с этим целесообразно остановиться на вопросе о так называемых обязательных доказательствах и источниках доказательств.

Под обязательными можно понимать такие источники доказательств и доказательства, при отсутствии которых нельзя сделать вывод о полном и всестороннем исследовании обстоятельств дела, а собранные доказательства признать достаточными. Обязательность наличия в деле тех или иных доказательств и источников доказательств в одних случаях определяется законом (в этой связи можно говорить об особой уголовно-процессуальной презумпции — презумпции применения обязательных средств доказывания), в других — теорией и практикой судебного исследования, доказывания.

Так, к числу обязательных источников доказательств закон (ст. 196 УПК РФ) относит заключение эксперта в случаях, когда проведение экспертизы признается обязательным. Обязательными доказательствами при этом будут те фактические данные, которые содержатся в таком заключении:

Согласно ст. 196, назначение и производство судебной экспертизы обязательно, если необходимо установить:

1) причины смерти;

2) характер и степень вреда, причиненного здоровью;

3) психическое или физическое состояние подозреваемого, обвиняемого, когда возникает сомнение в его вменяемости или способности самостоятельно защищать свои права и законные интересы в уголовном судопроизводстве;

4) психическое или физическое состояние потерпевшего, когда возникает сомнение в его способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, и давать показания;

5) возраст подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, когда это имеет значение для уголовного дела, а документы, подтверждающие его возраст, отсутствуют или вызывают сомнение.

К числу иных обязательных доказательств и источников доказательств закон относит показания обвиняемого (когда он фигурирует по делу и не отказывается от дачи показаний), протокол наружного осмотра трупа на месте его обнаружения (его может заменить протокол осмотра места происшествия, в котором будут зафиксированы результаты осмотра находившегося на этом месте трупа).

Следственная и судебная практика знает и другие случаи, когда проведение экспертизы признается обязательным и, следовательно, обязательно наличие в деле заключения эксперта и содержащихся в нем доказательств.

Обязательные источники доказательств и доказательства типичны при расследовании тех или иных видов преступлений. Это необходимо учитывать при разработке конкретных частных криминалистических методик и включать в них типичные источники доказательств и типичные доказательства.

Определение достаточности собранных по делу доказательств представляет собой, помимо сказанного, и логическую операцию, протекающую в соответствии с законами логического мышления, из которых наиболее важное значение имеет закон достаточного основания. Применение этого закона в доказывании означает:

— признание собранных доказательств достаточным основанием для вывода о доказанности предмета исследования, иными словами, признание достаточности доказательств для принятия того или иного решения;

— признание обоснованности принятого или принимаемого по делу решения, т.е. установление логической связи между основанием (доказательствами) и выводом из него.

Отметим еще, что на основе анализа обширной судебной практики*(372) Е.А. Доля формулирует ряд обобщений относительно требований, которым должна отвечать оценка доказательств, и ошибок, допускаемых при этом:

— все имеющиеся по делу доказательства подлежат оценке в их совокупности, а вывод суда о виновности осужденного должен быть основан на доказательствах, тщательно проверенных в судебном заседании и критически оцененных в их совокупности;

— обвинение не может считаться доказанным, если оно основывается на доказательствах, находящихся в противоречии с другими доказательствами;

— версия обвинения не может быть признана обоснованной при наличии противоположной версии, подкрепленной неопровергнутыми доказательствами, либо если оценки доказательств носят односторонний характер;

— приговор не может быть признан обоснованным, если имеются неопровергнутые доказательства, свидетельствующие об алиби обвиняемого, либо существенные неустраненные противоречия, выявленные при исследовании в суде доказательств, собранных в процессе предварительного следствия;

— приговор не может быть основан на предположениях или доказательствах, объективность и достоверность которых по делу вызывает сомнения, и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана;

— приговор не может считаться обоснованным, если обвинение основано исключительно на показаниях лиц, заинтересованных в исходе дела, и не подкреплено другими объективными доказательствами*(373)

Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы

Источники

http://infopedia.su/4×769.html

Литература

  1. Гойко, Л.Ф. Судебные были; К.: Украина, 2012. — 208 c.
  2. Малько, А.В. Теория государства и права / А.В. Малько. — М.: Юридический центр Пресс, 2007. — 768 c.
  3. Настольная книга судебного пристава-исполнителя. — М.: БЕК, 2014. — 752 c.
  4. Пиголкин, Ю.И. Морфологическая диагностика наркотических интоксикаций в судебной медицине / Ю.И. Пиголкин. — М.: Медицина, 2015. — 392 c.
  5. Фохт-Бабушкин, Ю.У. Искусство в жизни человека. Конкретно-социологические исследования искусства в России конца XIX — первых десятилетий XX века. История и методология / Ю.У. Фохт-Бабушкин. — М.: Алетейя, 2016. — 788 c.

Добавить комментарий

Мы в соцсетях

Подписывайтесь на наши группы в социальных сетях