Самые полезные юридические советы

Убытки в деле о банкротстве взыскание убытков в деле о банкротстве

Убытки в деле о банкротстве взыскание убытков в деле о банкротстве - картинка 1
Предлагаем ознакомится с тематической информацией в статье: "Убытки в деле о банкротстве взыскание убытков в деле о банкротстве". На все возникшие вопросы ответит онлайн-консультант.

Взыскание убытков с руководителя организации-банкрота в пользу налогового органа

Василий Гавриленко,
ведущий юрист направления

«Налоги и право» Группы компаний
SRG

В начале марта Конституционный суд Российской Федерации принял постановление, изменяющее позицию судов относительно практики взыскания убытков с руководителя организации-должника в пользу налогового органа в рамках процедуры банкротства (Постановление КС РФ от 5 марта 2019 года № 14-П).

В 2009 году Арбитражный суд Республики Мордовия по заявлению налоговой инспекции признал общество «С» банкротом. 22 сентября 2009 года было открыто конкурсное производство и назначен арбитражный управляющий. Однако в результате имущества должника не хватило для выплаты вознаграждения арбитражному управляющему.

Управляющий через суд добился соответствующего возмещения от налогового органа как от заявителя по делу о банкротстве. Налоговый орган, в свою очередь, обратился в суд общей юрисдикции с иском к Н. – бывшему директору общества – о взыскании понесенных убытков.

Требования были удовлетворены, а вышестоящие суды оставили решение без изменения.

Н. не согласился с позицией судов и обратился в КС РФ с жалобой о проверке конституционности законоположений, положенных в основу судебных решений (ст. 15, п. 1 ст. 200, ст. 1064 Гражданского кодекса, подп. 14 п. 1 ст. 31 Налогового кодекса, абз. 2 п. 1 ст. 9, п. 1 ст. 10, п. 3 ст. 59 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»).

По его мнению, оспариваемые положения неконституционны во взаимосвязи, поскольку позволяют:

  • возлагать на руководителя должника обязанность обратиться в арбитражный суд с заявлением должника, если удовлетворены требования одного или нескольких кредиторов и при этом нет доказательств того, что исполнить денежные обязательства перед другими кредиторами полностью невозможно;
  • считать убытками судебные расходы и оплату услуг арбитражного управляющего, понесенные налоговым органом как заявителем, инициировавшим дело о банкротстве, а также исчислять срок исковой давности не со дня, когда лицу стало достоверно известно о нарушении своего права, а со дня, когда это лицо лишилось своего имущества;
  • предъявлять иск о взыскании убытков, понесенных налоговым органом в деле о банкротстве, с бывшего руководителя организации при нарушении им обязанности обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании этой организации банкротом.

Чтобы понять суть, а также дальнейшую перспективу развития выраженной в рассматриваемом постановлении позиции КС РФ, давайте разберем, как порядок взыскания убытков с директора компании-должника регулировался ранее, каковы актуальные на сегодняшний день положения законодательства и как в течение этого времени складывалась судебная практика.

Как было раньше

Убытки в деле о банкротстве взыскание убытков в деле о банкротстве - картинка 2

Виталий Гензель,
директор направления «Налоги и право» Группы компаний SRG

По общему правилу, руководитель организации-должника обязан обратиться с заявлением должника в арбитражный суд, если удовлетворение требований одного кредитора или нескольких приводит к тому, что исполнить денежные обязательства в полном объеме перед другими кредиторами становится невозможно (абз. 2 п. 1 ст. 9 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»; далее – закон о банкротстве).

В отношении Н. суды применили п. 1 ст. 10 закона о банкротстве еще до того, как эта статья была признана утратившей силу (Федеральный закон от 29 июля 2017 г. № 266-ФЗ). Согласно данному положению руководитель должника, нарушивший положения закона о банкротстве, обязан возместить убытки, причиненные в результате этого нарушения.

Если у должника отсутствуют средства, достаточные для погашения судебных расходов, а также для выплаты арбитражному управляющему вознаграждения, заявитель, инициировавший дело о банкротстве, обязан погасить их в части, не погашенной за счет имущества должника (п. 3 ст. 59 закона о банкротстве). Исключение составляют расходы на выплату суммы процентов по вознаграждению арбитражного управляющего. А при продолжении дела о банкротстве должника выплаты, осуществленные заявителем в счет погашения указанных расходов, компенсируются в порядке удовлетворения требований кредиторов той очереди, к которой относились осуществленные выплаты.

Рассмотрение заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности, поданных с 1 июля 2017 года, производится по новым правилам закона о банкротстве. Однако в настоящее время суды продолжают рассматривать споры, связанные с заявлениями, поданными еще до названой даты.

Характерным примером судебной практики по данному спору может служить дело в отношении генерального директора М. с аналогичной фабулой (постановление Арбитражного суда Московского округа от 14 марта 2018 г. по делу № А41-102264/17).

В рамках данного дела суд первой инстанции взыскал с руководителя должника в пользу налогового органа убытки, составляющие расходы на оплату услуг арбитражного управляющего. Вышестоящие суды согласились с доводами решения и оставили его в силе.

Как впоследствии заключил Верховный Суд Российской Федерации, руководитель должника, не имея возможности погасить задолженность организации перед бюджетом, не обратился в арбитражный суд с заявлением о несостоятельности (банкротстве) должника, что привело к возникновению убытков на стороне налоговой инспекции (Определение ВС РФ от 4 февраля 2019 г. № 305-ЭС18-24307).

При этом стоит отметить, что положительная практика утвердилась только при взыскании убытков в пользу налоговой службы. Если заявителем является юридическое лицо, суды нередко отказывают в возмещении убытков (определение Арбитражного суда Тюменской области от 24 декабря 2015 г. по делу № А70-2002/2011). ВС РФ указал, что сам по себе факт признания действий руководителя недобросовестными не свидетельствует о совершении им действий и принятии решений, повлекших неплатежеспособность должника и возбуждение процедуры банкротства по заявлению общества (Определение ВС РФ от 6 декабря 2016 г. № 304-ЭС15-9172).

По данным судебным актам можно проследить, как меняется вектор судебного мнения в зависимости от статуса заявителя.

Как регулируется в настоящее время

В настоящее время суть положений п. 1 ст. 10 закона о банкротстве изложена в ст. 61.13 этого же закона, которая содержит аналогичную позицию.

Так, руководитель должника, нарушивший положения закона о банкротстве, по-прежнему обязан возмещать убытки, причиненные в результате такого нарушения (п. 1 ст. 61.13 закона о банкротстве).

Таким образом, рассматриваемая позиция КС РФ должна будет учитываться и по делам, рассматриваемым по нормам закона о банкротстве в новой, актуальной редакции.

Суть позиции КС РФ

КС РФ постановил пересмотреть правоприменительные решения, принятые по делу гражданина Н. Суд указал, что защита имущественных прав, включая права требования, должна осуществляться с учетом баланса интересов всех участников: собственников, кредиторов и должников.

Меры, предусмотренные законом о банкротстве и ГК РФ, приняты для предотвращения банкротства и восстановления платежеспособности должника, а при признании должника банкротом – для обеспечения интересов кредиторов. Существующая обязанность руководителя должника подать заявление о банкротстве в арбитражный суд направлена на защиту интересов кредиторов, и сама по себе не может нарушать конституционные права граждан.

Расходы на проведение процедур в деле о банкротстве и на выплату арбитражному управляющему вознаграждения возмещаются за счет имущества должника. Однако, уточнил КС РФ, если этого имущества недостаточно или его нет, затраты обязан погасить заявитель (в том числе уполномоченный орган, и тогда траты возлагаются на бюджет РФ).

Следовательно, кредитор изначально должен обоснованно рассчитывать на экономический успех, поскольку возможность взыскать средства с руководителя организации не может стимулировать запуск процедуры банкротства.

Более того, факт замещения должности руководителя должника не свидетельствует о его виновности, а возникновение у уполномоченного органа расходов не должно автоматически признаваться следствием действий этого руководителя.

При этом уполномоченный орган также вправе не подавать заявление о банкротстве, если это повлечет лишь напрасные расходы. Процесс банкротства должника не должен возбуждаться лишь формально.

Прежде чем подать заявление о банкротстве, заявитель, суд и арбитражный управляющий должны произвести оценку имущества должника для покрытия расходов. Эти действия призваны исключить возникновение убытков, в том числе и из бюджета РФ.

Соответственно, возложение таких убытков в полном объеме только на руководителя должника не отвечает критериям справедливости и соразмерности.

Без исследования всех обстоятельств и ненадлежащих действий других лиц невозможно однозначно установить, что убытки у уполномоченного органа связаны лишь с противоправным поведением руководителя. Иное истолкование оспариваемых норм не согласуется с Конституцией РФ и потому невозможно.

Таким образом, КС РФ установил для заявителя, в том числе налогового органа, требования разумности и осмотрительности при подаче заявления о признании должника банкротом. Это говорит о подтверждении равенства правового статуса обычного заявителя и налоговой службы, а также о дополнительной защите контролирующего лица должника при нехватке конкурсной массы для возмещения расходов при проведении процедуры банкротства.

Что может измениться

На наш взгляд, данная позиция КС РФ носит позитивный характер и должна изменить практику применения норм законодательства о возмещении убытков и привлечению к субсидиарной ответственности контролирующих лиц должника в следующих направлениях:

  • повысить качество досудебного анализа имущественного состояния должника;
  • снизить количество подаваемых заявлений о банкротстве со стороны налоговых органов;
  • изменить судебную практику по вопросу возмещения убытков при недостаточности конкурсной массы должника.

Источники

http://www.garant.ru/ia/opinion/author/gavrilenko/1265584/

Верховный суд задал стандарт взыскания убытков в банкротстве

Убытки в деле о банкротстве взыскание убытков в деле о банкротстве - картинка 5

Явно убыточный для компании-банкрота договор можно признать недействительным через суд. При этом закон даёт возможность взыскать убытки с тех лиц, которые определяли действия должника и приняли решение заключить такой договор. Что для этого нужно доказать, разъяснил Верховный суд в деле о несостоятельности «Клиники-М» (№ А40-51687/2012). В нём Вадим Ворст, Владимир Деревенец, Алексей Попов (по 10%) – учредители банкрота – и кредитор «Клиника-М» судились с лицами, которые имели контроль над должником. До банкротства это были участники Юлия Мельникова и Михаил Ботвинников (по 20%, в сумме – контролирующий пакет), а в ходе банкротства – мажоритарный залоговый кредитор «Гранд-Строй» в лице ликвидатора Александра Климова. Ворст, Деревенец, Попов и ЗАО «Клиника-М» предъявили к Мельниковой, Ботвинникову и Климову требования на 501,4 млн руб. убытков солидарно.

Как указали истцы, под влиянием ответчиков «Клиника-М» заключила невыгодную сделку, уже когда была банкротом. Она сдала 8755,4 кв. м помещений медицинского центра в Москве, на Мичуринском проспекте, всего за 60 000 руб. в месяц. Арендатором было УМХЦ, аффилированное с Ботвинниковым и Мельниковой. В 2018 году суд признал эту сделку недействительной, а следом истцы отправились взыскивать убытки. Три инстанции удовлетворили требования. Они подтвердили, что ответчики – это группа заинтересованных лиц, которые имеют фактическую возможность определять действия должника. Они решили сдать здание медцентра в аренду по заниженной цене, хотя могли установить рыночную цену и получать прибыль, из которой – погашать долги. Три инстанции учли также подтверждённый факт контроля со стороны ответчиков и аффилированность.

Сдали за бесценок, но без убытка

Но экономколлегия не смогла согласиться с таким исходом спора. Она решила, что решения нижестоящих инстанций основаны на предположении, что раз аренду признали недействительной по мотиву неравноценности, это значит, что должник понёс убытки. Поэтому они по ошибке ограничили исследование дела лишь одним вопросом: кто получил выгоду от спорной сделки.

Между тем неравноценность сделки сама по себе ещё не значит, что заключившие её лица обязаны возместить убытки, указал Верховный суд. Он отдельно обратил внимание на разные стандарты доказывания. Чтобы признать недействительной сделку по специальным основаниям, достаточно просто «перевеса доказательств» («баланс вероятностей»). Гораздо сложнее взыскать убытки с лиц, которые имеют фактическую возможность определять действия юридического лица. Для этого нужны «ясные и убедительные доказательства».

Нельзя предположить, что большой медцентр в Москве можно сдавать за 60 000 руб. в месяц, это даже выглядит подозрительно, а независимый участник оборота вряд ли сможет найти такое предложение, рассудила тройка судей под председательством Ирины Букиной. В то же время ответчики говорили, что здание медцентра нельзя было использовать для медицинских услуг: не было смонтировано медицинское оборудование, не было разрешительной документации. А после того как отношения с УМХЦ прекратились, желающих занять его место не нашлось, утверждали ответчики. Нижестоящие суды оставили эти аргументы без оценки. По мнению ВС, надо было узнать, прикрывал ли недействительный договор настоящую аренду. Второй вариант – аренда была невозможна, а здание просто передали аффилированным лицам, чтобы обеспечить его сохранность и уменьшить текущие расходы.

Сдать большой медцентр в Москве за 60 00 руб. – это выглядит подозрительно. Но это необязательно значит злоупотребление.

Кроме того, суды упустили из виду, что обычное использование имущества банкрота ограничено. Подразумевается, что его будут готовить к торгам. Поэтому нужно было определить, можно ли вообще сдавать центр в аренду «в условиях неопределённости его дальнейшей юридической судьбы», то есть искать арендатора на объект, который мог отойти другому собственнику, говорится в определении экономколлегии.

Она также разобрала внутренние противоречия в решениях нижестоящих инстанций. Так, в деле о банкротстве имелись конкурирующие судебные акты. В одном говорилось, что «возможность получения прибыли от здания не подтверждена», в другом – что «нет доказательств ущерба». С такими наставлениями ВС отправил спор на пересмотр в АСГМ, которому предстоит исправить ошибки.

Убытки в деле о банкротстве взыскание убытков в деле о банкротстве - картинка 6

Определение ВС ценно тем, что распространяет повышенный стандарт доказывания убытков на банкротную сферу.

Партнер КА Юков и Партнеры Юков и Партнеры Федеральный рейтинг группа Банкротство группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Уголовное право группа Экологическое право 8 место По количеству юристов 14 место По выручке 20 место По выручке на юриста (Больше 30 Юристов) Профайл компании × Светлана Тарнопольская

По словам Тарнопольской, взыскание убытков в российской практике – дело непростое, но в банкротстве всё иначе: «Суды легко взыскивают убытки, причинённые действиями контролирующих лиц». Здесь в их отношении в конкурсном праве действует негласная презумпция вины, объясняет эксперт. Именно с ней борется в этом деле Верховный суд, который указывает: самого факта контроля недостаточно, надо доказывать убытки по общему (повышенному) стандарту.

Кроме того, определение ВС интересно тем, что детально исследует фактические обстоятельства дела и выходит далеко за рамки формальной оценки правильности применения норм, отмечает Тарнопольская.

Источники

http://pravo.ru/story/215050/

Взыскание убытков с арбитражного управляющего (Определение Верховного Суда РФ по делу №308-ЭС19-18779(1,2) от 29.01.2020)

Можно сказать, что взыскание убытков с арбитражного управляющего это сложившаяся судебная практика. За неправомерные действия или бездействия, допущенные конкурсным управляющим в процедуре банкротства юридического лица или финансовым управляющим в процедуре реализации имущества физического лица, которые при этом повлекли убытки для конкурсного кредитора, может последовать ответственность арбитражного управляющего.

Рассмотрим вопрос взыскания убытков на примере последнего Определения Верховного Суда РФ по делу №308-ЭС19-18779(1,2) от 29.01.2020 по иску Попова В. А. к арбитражному управляющему Епишевой Н. Н.

Убытки в деле о банкротстве взыскание убытков в деле о банкротстве - картинка 7

Фабула дела

Истец просил суд взыскать убытки с финансового управляющего Епишевой Н. Н., которые возникли у него как конкурсного кредитора в деле о банкротстве индивидуального предпринимателя Крымова А. И. По мнению Попова В. А. арбитражный управляющий Епишева Н. Н. не оспорила сделки должника (Крымова), которыми он продал четырнадцать объектов недвижимости по более чем в четыре раза заниженной цене в предверии собственного банкротства.

Очевидно, что в случае подобного бездействия финансового управляющего конкурсная масса недополучила объекты недвижимости, которые можно было бы реализовать в процедуре банкротства и распределить вырученные денежные средства среди кредиторов.

Почему же Верховный Суд отказал во взыскании убытков с финансового управляющего. Дьявол как известно кроется в деталях. В данном случае ключевым вопросом для привлечения к ответственности финансового управляющего стал срок исковой давности по сделкам должника. Кроме того, в данном судебном акте хорошо отражены правовые основания для взыскания убытков с арбитражного управляющего.

Правовое обоснование

Стандарт добросовестности и разумности арбитражного управляющего установлен пунктом 4 статьи 20.3 Федерального закона от 26.10.2002 No127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве).

В процедуре реализации имущества гражданина как и в конкурсном производстве деятельность арбитражного управляющего должна быть подчинена цели этой процедуры — соразмерному удовлетворению требований кредиторов с максимальным экономическим эффектом, достигаемым обеспечением баланса между затратами на проведение процедуры реализации имущества и ожидаемыми последствиями в виде размера удовлетворенных требований.

С одной стороны арбитражный управляющий должен предпринять меры, направленные на увеличение конкурсной массы должника, в том числе на поиск, выявление и возврат имущества должника, находящегося у третьих лиц, посредством обращения в арбитражный суд с заявлениями о признании недействительными сделок. С другой стороны деятельность арбитражного управляющего по наполнению конкурсной массы должна носить рациональный характер, не допускающий бессмысленных формальных действий, влекущих неоправданное увеличение расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве.

Неисполнение или ненадлежащее исполнение арбитражным управляющим возложенных на него обязанностей, повлекшее причинение убытков должнику, кредиторам и иным лицам, является основанием для привлечения его к ответственности в виде возмещения убытков (пункт 4 статьи 20.4 Закона о банкротстве, пункт 48 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда от 15.12.2004 №29 «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»).

Под убытками, причиненными должнику, а также его кредиторам, понимается любое уменьшение или утрата возможности увеличения конкурсной массы, которые произошли вследствие неправомерных действий (бездействия) арбитражного управляющего, при этом права должника и конкурсных кредиторов считаются нарушенными всякий раз при причинении убытков (пункт 11 Обзора практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с отстранением конкурсных управляющих, информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации No 150 от 22.05.2012).

Судебное оспаривание сделок должника является одним из механизмов пополнения конкурсной массы. Однако, не всякое оспаривание может привести к положительному для конкурсной массы результату. Верховный суд в данном деле указал на то, что предельный период подозрительности, при котором сделка может быть признана недействительной по основаниям Закона о банкротстве, составляет три года, исчисляемых с даты принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом (пункт 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве). В рассматриваемом судом деле все сделки Крымова были совершены в более ранний срок, следовательно их можно было оспаривать только по общегражданским основаниям (статьи 10 и 168 Гражданского кодекса РФ).

Однако, для успешного оспаривания и квалификации сделки как ничтожной по статьям 10 и 168 ГК РФ требовалось выявление нарушений, выходящих за пределы диспозиции части 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве (правовая позиция изложена в определении Верховного Суда Российской Федерации от 24.10.2017 No 305-ЭС17-4886(1)).

По мнению истца, отчуждение Крымовым А.И. своего имущества по заниженной цене в пользу заинтересованных лиц (родственников) в преддверии наступления срока возврата займов с целью причинения вреда кредиторам являлось достаточным основанием для оспаривания сделок по общим нормам о недействительности сделок, совершенных со злоупотреблением правом. Однако, арбитражный управляющий вполне правильно исходил из того, что названные истцом обстоятельства не выходят за рамки диспозиции статьи 61.2 Закона о банкротстве, а иных обстоятельств не усматривалось. Следовательно, судебных перспектив для оспаривания сделок Крымова А.И. в деле о его банкротстве по статьям 10 и 168 ГК РФ так же не было.

Таким образом, делает вывод Верховный суд, действия финансового управляющего Епишевой Н.Н., воздержавшейся от бесперспективного оспаривания сделок, разумны, рациональны, направлены на реализацию целей конкурсного производства, а значит правомерны.

Верховный суд также отметил, что Попов В.А. имел возможность своевременно обратиться в арбитражный суд с заявлением о банкротстве должника, что позволило бы ему избежать последствий пропуска срока подозрительности сделок. Взысканием с арбитражного управляющего убытков истец по существу пытается переложить негативные последствия своей нерасторопности по истребованию займов, предоставленных должнику.

Выводы

  1. Кредиторам не следует затягивать с инициированием банкротства должника. Очевидно, что если служба судебных приставов не смогла взыскать долг на протяжении более чем 6 месяцев, то следующий логичный шаг — обратиться с заявлением о банкротстве.
  2. Взыскание убытков с арбитражного управляющего по основанию неоспаривания им в процедуре банкротства предшествующих сделок должника по выводу активов возможно только в том случае, если не истек срок исковой давности. В деле о банкротстве такой срок именуется периодом подозрительности и составляет три года, предшествующих дате принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом (пункт 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве).

Убытки в деле о банкротстве взыскание убытков в деле о банкротстве - картинка 8

Раскрываю повседневную жизнь банкротчика на телеграм-канале «Банкротный волк» — подписывайтесь!

Источники

http://zakon.ru/blog/2020/01/30/vzyskanie_ubytkov_s_arbitrazhnogo_upravlyayuschego_opredelenie_verhovnogo_suda_rf_po_delu_308-es19-1

Убытки при банкротстве

Екатерина Коршунова, помощник судьи ФАС УО

Опубликовано в газете «эж-ЮРИСТ»

Положениями Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» предусмотрено право лиц, участвующих в деле о банкротстве, обратиться с иском к арбитражному управляющему о взыскании убытков, причиненных в результате неисполнения либо ненадлежащего исполнения возложенных на него обязанностей.

При обращении с подобным иском управомоченные лица сталкиваются с затруднениями в реализации права на судебную защиту. Они обусловлены спецификой формирования состава гражданско-правового нарушения, влекущего возникновение убытков у лиц, участвующих в деле о банкротстве, а также отсутствием в Законе о банкротстве положений, устанавливающих порядок рассмотрения споров.

Возникновение права на иск

Положениями ст. 20.4 Закона о банкротстве не определен момент возникновения у кредитора права на обращение в суд с иском о взыскании убытков.

По общему правилу право на взыскание убытков возникает у потерпевшего с момента совершения виновным лицом действий (бездействия), последствием которых стало причинение вреда. Между тем анализ судебной практики рассмотрения соответствующих споров позволяет выявить диаметрально противоположные подходы к данному вопросу.

Первый подход предполагает наличие у кредитора права на обращение с иском о взыскании убытков до даты завершения применения к должнику процедур банкротства (постановления ФАС ЗСО от 13.04.2009 № 04-2448/2008 (2673-А45-24), от 14.09.2009 № Ф04-5606/2009 (19696-А45-44); ФАС ПО от 23.09.2009 № А65-25930/2008; ФАС ЦО от 20.11.2009 № Ф10-4365/09. В перечисленных судебных актах напрямую не указывается на возможность обращения с иском о взыскании убытков до даты завершения конкурсного производства, однако рассмотрение исковых требований осуществлено судами до завершения данной процедуры).

Вторая позиция допускает возникновение такого права лишь после завершения открытого в отношении должника конкурсного производства (постановления ФАС ПО от 28.07.2009 № А57-24423/2008; ФАС УО от 28.12.2009 № Ф09-10453/09-С4; ФАС ЗСО от 30.12.2009 № А27-3106/2009). Суды объясняют подобный подход вероятностью обнаружения имущества должника, за счет которого возможно удовлетворение требований кредиторов, взыскание дебиторской задолженности, получение должником исполнения по ранее заключенным сделкам. Приводимые судами доводы во многом обоснованны, поскольку даже малая вероятность удовлетворения требований кредиторов после рассмотрения иска о взыскании убытков влечет невозможность определения надлежащего лица, в пользу которого возможно взыскать убытки (в случае полного удовлетворения требования определенной очереди), а также точного размера убытков, причиненных кредиторам (при частичном удовлетворении требований).

В то же время с учетом конкретных обстоятельств дела у суда имеется возможность до завершения конкурсного производства заключить, что требования кредиторов не будут удовлетворены. Например, в случае если из материалов дела следует, что:

— расчеты с кредиторами завершены и денежных средств на удовлетворение всех требований не хватило (от принятия имущества должника в погашение требований к нему кредиторы отказались);

— имущество должника отсутствует либо денежных средств, полученных от его продажи, недостаточно для полного удовлетворения требований;

— дебиторская задолженность отсутствует либо, как часто происходит, списана по различным основаниям (в первую очередь в связи с отсутствием подтверждающих ее возникновение и размер документов) и т. д.

В таком случае отказ в иске по причине отсутствия доказательств нарушения прав истца представляется необоснованным и повлечет для кредитора необходимость повторного обращения с аналогичным иском в суд, при рассмотрении которого будут устанавливаться те же обстоятельства и исследоваться те же доказательства.

Существенный недостаток названной позиции обусловлен также ее применимостью лишь к ситуациям совершения арбитражным управляющим неправомерных действий, последствием которых является уменьшение размера конкурсной массы (объема имущества) должника.

В случае если действия (бездействие) арбитражного управляющего повлекли не уменьшение размера конкурсной массы, а нарушение прав конкретных кредиторов, необходимость в ожидании даты завершения срока конкурсного производства у таких кредиторов отсутствует.

Например, расходование арбитражным управляющим денежных средств, полученных от продажи имущества должника, которое являлось предметом залога, на удовлетворение текущих обязательств предполагает наличие у залогового кредитора права на обращение в суд вне зависимости от даты завершения конкурсного производства, поскольку вывод о нарушении его права на удовлетворение требования к должнику может быть сделан до указанной даты.

Исковая давность

С проблемой определения права на обращение в суд неразрывно связан и вопрос о начале течения срока исковой давности по требованиям о взыскании убытков.

По общему правилу срок исковой давности по спорам о взыскании убытков начинает течь с момента совершения действий, повлекших причинение вреда, либо окончания длящегося действия. Это правило целиком распространяется и на заявляемые кредиторами требования о взыскании убытков с арбитражного управляющего.

Вместе с тем сложившаяся в настоящее время в судебной практике неопределенность в отношении момента возникновения права на обращение в суд порождает и проблему исчисления срока исковой давности.

Следование позиции, в силу которой право на обращение с иском о взыскании убытков возникает у кредитора после завершения конкурсного производства (поскольку лишь с этой даты о нарушении его имущественного права можно сделать однозначный вывод), способно повлечь препятствия в осуществлении кредиторами защиты своих прав. При предъявлении иска о взыскании убытков кредитору может быть отказано в удовлетворении требований по причине пропуска срока на обращение в суд за защитой нарушенного права в результате принятого судом заявления ответчика о том, что началом течения срока выступает момент совершения противоправного действия, а не дата завершения в отношении должника конкурсного производства. Учитывая то, что в большинстве случаев применения к должнику процедуры конкурсного производства ее срок неоднократно продлевается судами и зачастую составляет четыре-пять лет, по многим искам срок исковой давности будет пропущен (например, при совершении арбитражным управляющим неправомерных действий в 2005 г. и завершении конкурсного производства в 2009 г.).

Кроме того, возможны ситуации, при которых ответчиком по иску о взыскании убытков является отстраненный судом от исполнения обязанностей арбитражный управляющий, ненадлежащим образом исполнявший возложенные на него обязанности (или вовсе не исполнявший их). Вновь назначенный управляющий приступит к осуществлению предусмотренных Законом о банкротстве мероприятий в рамках процедуры банкротства с самого начала, что неизбежно повлечет продление срока процедуры, а следовательно, создаст вероятность пропуска кредитором срока исковой давности.

Следует принять во внимание, что неправомерные действия, которыми нарушаются права кредиторов, могут быть совершены арбитражным управляющим не только в ходе процедуры конкурсного производства, но и при применении иных предшествующих ему процедур банкротства. Тогда указание на возникновение права на иск после даты завершения конкурсного производства также нарушает права кредиторов на судебную защиту.

Описанные ситуации повлекут необходимость рассмотрения судами одинаковых требований о взыскании убытков дважды, поскольку кредиторы во избежание невозможности защиты своих имущественных прав в будущем станут обращаться в суд до даты завершения конкурсного производства в целях прерывания срока исковой давности. Впоследствии на первоначальное обращение с иском в суд, результатом которого стал отказ в удовлетворении требований, кредиторы будут ссылаться как на обстоятельство, которым течение срока исковой давности было прервано. Но даже такой способ обеспечения реализации права на судебную защиту не сможет гарантировать обеспечение интересов всех кредиторов должника, так как обращение одного или нескольких кредиторов с исками до даты завершения конкурсного производства повлечет прерывание срока исковой давности лишь по требованиям таких истцов, в то время как оставшаяся масса кредиторов, не обратившаяся с подобными «предварительными» исками, неизбежно столкнется с отказами в исках о взыскании убытков по причине пропуска срока исковой давности.

Препятствия в осуществлении прав кредиторов на судебную защиту имущественных прав могут быть обусловлены и возможностью прекращения производства по повторно поданным искам, несмотря на их подачу в пределах срока исковой давности. Предмет (взыскание убытков) и основание (совершение арбитражным управляющим действий, повлекших возникновение убытков) повторных исков будут совпадать с предметом и основанием ранее поданных исков, заявленных в целях прерывания срока исковой давности. Данное обстоятельство служит основанием для прекращения производства по делу в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 150 АПК РФ вследствие затруднительного характера признания в качестве новых оснований для предъявления повторного иска отказа в удовлетворении требований по ранее поданному иску и завершения конкурсного производства.

Таким образом, представляется ошибочным вывод, что право на обращение с иском в суд возникает у кредитора лишь с даты завершения конкурсного производства. В связи с этим к спорам о взыскании убытков с арбитражного управляющего необходимо применение общих положений ГК РФ об убытках и определение момента возникновения права на их возмещение с даты совершения неправомерных действий. С этой же даты обоснованным будет исчисление срока исковой давности.

Проблемы подсудности

Рассмотрение споров о взыскании с арбитражного управляющего убытков осуществляется по правилам искового производства.

В настоящее время законодательством не установлено специальной территориальной подсудности данной категории споров, предполагающей рассмотрение исков судом, осуществляющим производство по делу о банкротстве. Вместе с тем применение к таким спорам общих правил о территориальной подсудности создает затруднения в сборе и исследовании доказательств.

Место нахождения должника, обусловливающее подсудность дела о банкротстве, отнюдь не всегда совпадает с местом жительства арбитражного управляющего. По этой причине иск о взыскании убытков может быть заявлен в арбитражный суд, не осуществлявший производства по делу о банкротстве, судьи которого не имеют возможности исследования материалов дела.

Это влечет невозможность установления судом, находящимся по месту жительства арбитражного управляющего, обстоятельств, выступающих условиями для привлечения ответчика к гражданско-правовой ответственности в виде возмещения убытков, поскольку рассмотрение данной категории споров предполагает наличие в распоряжении суда обширного перечня доказательств (документов), содержащих сведения о применении к должнику процедур банкротства (полученные от компетентных органов сведения о наличии у должника имущества; акты инвентаризации имущества должника; отчеты независимого оценщика о стоимости имущества; положение о порядке продажи имущества должника; приказы об увольнении работников должника, списании дебиторской задолженности; документы, содержащие сведения о продаже имущества — объявления о торгах, протоколы торгов (конкурсов), договоры купли-продажи; документы, подтверждающие обоснованность расходования арбитражным управляющим денежных средств, и др.).

Вероятность представления суду, рассматривающему иск о взыскании убытков, этих и многих других документов крайне мала. Последствием описанной ситуации становится принятие судебных актов, выводы в которых не опираются на надлежащие доказательства, а следовательно, являются необоснованными.

В качестве варианта разрешения проблемы можно предложить установить специальную подсудность споров, связанных со взысканием убытков, причиненных ненадлежащим исполнением арбитражным управляющим своих обязанностей в деле о банкротстве, при которой они рассматриваются арбитражным судом, осуществляющим (осуществлявшим) рассмотрение дела о банкротстве.

Еще один аспект, заслуживающий внимания, — разрешение вопроса о наличии у кредитора права обратиться с иском о взыскании убытков в случае, если в рамках дела о банкротстве им не заявлялись жалобы на ненадлежащее исполнение арбитражным управляющим его обязанностей.

В практике встречаются два разных подхода к решению этой проблемы.

Первый из них напрямую связывает возможность заявления иска о взыскании убытков с реализацией кредитором права на предъявление жалоб на действия арбитражного управляющего в рамках дела о банкротстве. Факт того, что кредитор данным правом не воспользовался, суды рассматривают как основание для отказа в иске (постановления ФАС СЗО от 25.06.2009 № А56-55297/08; ФАС ЦО от 29.09.2009 № Ф10-4141/09, от 18.12.2009 № Ф10-5530/09, от 12.01.2010 № Ф10-5241/09 (2); ФАС ЗCО от 26.10.2009 № А46-24426/2008; ФАС ПО от 22.12.2009 № А12-11046/2009).

Другая позиция предполагает возможность заявления иска вне зависимости от того, обжаловались ли действия (бездействие) арбитражного управляющего в рамках дела о банкротстве (Постановление Президиума ВАС РФ от 23.06.2009 № 778/09).

Вторая точка зрения представляется более предпочтительной, поскольку, во-первых, в большей степени предполагает обеспечение права на судебную защиту, а во-вторых, позволяет учесть различие оснований для обращения в суд с жалобами на действия арбитражного управляющего (которыми, помимо прочих, могут быть непроведение собраний кредиторов, непредставление отчетов и т. д.) и заявления исков о взыскании убытков (к их числу могут быть отнесены лишь действия (бездействие), влекущие нарушение прав кредитора на удовлетворение его требования к должнику).

Завершая анализ порядка рассмотрения споров о взыскании убытков, можно указать, что общность оснований возникновения права на взыскание убытков, обстоятельств, подлежащих установлению, круга исследуемых доказательств, специфика определения подлежащих взысканию в пользу конкретного кредитора убытков позволяют поставить вопрос о рассмотрении данной категории дел по правилам, закрепленным главой 28.2 АПК РФ.

Источники

http://www.audit-it.ru/articles/account/court/a51/223699.html

Убытки в деле о банкротстве взыскание убытков в деле о банкротстве - картинка 3

Литература

  1. Грудцына, Л. Ю. Адвокатское право / Л.Ю. Грудцына. — М.: Деловой двор, 2014. — 320 c.
  2. Теория государства и права. — М.: Астрель, Сова, 2013. — 591 c.
  3. Научно-практический комментарий к Земельному кодексу Российской Федерации с постатейными материалами и судебной практикой / Под редакцией С.А. Боголюбова. — М.: Юрайт, 2018. — 800 c.
  4. Марченко, М.Н. Общая теория государства и права. Академический курс. В 3-х томах. Том 3 / М.Н. Марченко. — М.: Зерцало, 2002. — 696 c.
  5. Краткий юридический справочник для профактива. — М.: Профиздат, 2012. — 432 c.

Добавить комментарий

Мы в соцсетях

Подписывайтесь на наши группы в социальных сетях