Самые полезные юридические советы

Упразднение стадии возбуждения уголовного дела цена вопроса

Упразднение стадии возбуждения уголовного дела цена вопроса - картинка 1
Предлагаем ознакомится с тематической информацией в статье: "Упразднение стадии возбуждения уголовного дела цена вопроса". На все возникшие вопросы ответит онлайн-консультант.

Упразднение стадии возбуждения уголовного дела: цена вопроса

В последнее время активизировалась дискуссия среди отечественных процессуалистов и практиков по вопросу об упразднении из уголовного судопроизводства стадии возбуждения уголовного дела.

Дискуссия пополняет позиции сторонников и противников такого реформирования новыми аргументами как «за», так и «против». Однако ни те, ни другие, к сожалению, не учитывают и не раскрывают взаимосвязи даваемых ими рекомендаций как со всей системой уголовного судопроизводства, так и со сложившейся в российском государстве системой борьбы с преступностью.

Возможные потери от упразднения стадии возбуждения дела в отечественном уголовном процессе могут оказаться весьма значительными.

Статья посвящена анализу этих потерь.

Источники

http://mgimo.ru/library/publications/1006894/

Стадия возбуждения уголовного дела за и против

доктор юридических наук, профессор,
заслуженный юрист Российской
Федерации

Тезисы к дискуссии на тему: «Упразднение стадии возбуждения уголовного дела: за и против»

Вопрос о значении и необходимости стадии возбуждения уголовного дела активно обсуждается юридическим сообществом уже длительное время.

Еще авторы Концепции судебной реформы, одобренной Постановлением Верховного Совета РСФСР от 24 октября 1991 года, предлагали упразднить доследственную проверку как «суррогат расследования».

Вместе с тем согласиться с авторами, отрицающими самостоятельность и необходимость стадии возбуждения уголовного дела, невозможно.

Инициаторы ее упразднения предлагают лишить современный российский уголовный процесс одной из важных частей, обеспечивающей эффективность не только досудебного производства, но и в конечном счете всей уголовно-процессуальной деятельности.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

В последнее время эта стадия производства неоднократно подвергалась изменениям: с 1 июля 2002 года в текст всего десяти ключевых статей раздела «Возбуждение уголовного дела» (ст. 140 – 149 УПК РФ) изменения вносились более 50 раз.

Представляется, что стремление законодателя найти оптимальный вариант первоначальной стадии процесса свидетельствует о желании сохранить ее, сделав работу на данном этапе более эффективной, отвечающей потребностям современной правоохранительной практики.

С нашей точки зрения, деятельность по проверке информации о преступлении необходима.

Уголовное судопроизводство неизбежно предполагает первичную проверочную деятельность с целью определения, есть ли в сообщении о правонарушении признаки уголовно наказуемого деяния или речь идет об ином правонарушении, не требующем уголовного судопроизводства. Такой этап существует объективно и не зависит от признания или непризнания возбуждения уголовного дела самостоятельной стадией процесса.

Во-первых, на практике этот механизм «фильтрации» ограждает следственные органы и органы дознания от ненужной работы, давая им возможность сосредоточить свое внимание на расследовании тех фактов, в которых усматриваются признаки преступления. Именно с этой точки зрения оценивает названную стадию и законодатель, обязывая принимать все необходимые меры к проведению тщательной проверки сообщений о преступлениях (ст. 144 УПК РФ).

Как следует из статистических данных, рассмотрение более половины всех сообщений о преступлениях завершается обоснованным отказом в возбуждении уголовного дела. Значительные силы и средства правоохранительных органов тратятся на проверку информации о событиях, которые не являются преступлениями.

Так, например, в 2015-2016 годах в органах внутренних дел по результатам рассмотрения 56% сообщений о преступлении вынесены решения об отказе в возбуждении уголовного дела. При этом 95% решений принято в связи с отсутствием в деянии состава преступления или отсутствием события преступления. И только по 3% отмененных постановлений из общего числа решений об отказе в возбуждении уголовного дела в последующем возбуждены уголовные дела.

За этот же период в Следственном комитете Российской Федерации приняты решения об отказе в возбуждении уголовного дела примерно по 60% сообщений о преступлении. При этом 98% решений об отказе в возбуждении уголовного дела – в связи с отсутствием состава или события преступления. И только около 1% постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела отменено с последующим возбуждением уголовного дела.

В связи с этим следует обратить внимание на содержание сообщений о преступлениях, после проверки которых было отказано в возбуждении уголовного дела.

Правоприменительная практика и научные исследования, посвященные данной теме, показывают, что примерно 1/4 таких материалов – о лицах, покончивших жизнь самоубийством, и о трупах, направленных на судебно-медицинское исследование для установления причин смерти; около 15% – по сообщениям медицинских учреждений о лицах, поступивших с телесными повреждениями; примерно 10% материалов – о действиях лиц, невиновность которых в совершении преступления удалось установить в результате проверки сообщения.

Значительная часть «отказных» материалов связана с тем, что заявители не желают, чтобы их обидчики были привлечены к уголовной ответственности. Во многих случаях целью является «припугнуть» соседа, сожителя либо супруга привлечением к ответственности за оскорбление, нанесение побоев, высказывание угроз и т.д. Большинство таких заявлений содержит признаки преступлений частного обвинения, и после вызова «виновного» в полицию для объяснения заявители отказываются от последующего обращения в суд.

(Справка: Петров А.В. Значение и необходимость стадии возбуждения уголовного дела // Законность. 2014. № 5. С. 44 – 48).

Зачастую основанием заявлений являются гражданско-правовые деликты, в том числе попытки решить таким образом вопросы в экономической сфере.

Очевидно, что нет никакой необходимости для разрешения этих конфликтов возбуждать уголовные дела и проводить предварительное расследование.

Во-вторых, необходимо отметить, что проверка сообщения о преступлении имеет самостоятельную цель и более узкие ее задачи.

Для принятия решения о возбуждении уголовного дела необходимы повод и основания.

При очевидных преступлениях (когда имеется повод для возбуждения уголовного дела и очевидны его основания) решение о возбуждении уголовного дела принимается безотлагательно, без проведения процессуальной проверки.

В тех случаях, когда повод для возбуждения уголовного дела есть, но в самом сообщении нет достаточных данных, указывающих на признаки преступления, проверочные действия проводятся именно с целью установления наличия либо отсутствия оснований для возбуждения уголовного дела.

На стадии возбуждения уголовного дела происходит отграничение преступного деяния от иных правонарушений. Особенно, если это касается специфических видов преступлений, для которых имеются весьма близкие составы административных и даже гражданско-правовых правонарушений. Для этого необходимо как минимум установить определенный набор фактических обстоятельств, свидетельствующих о возможно преступном характере деяния, что и дает основание начинать расследование. В то же время это является существенной правовой гарантией от необоснованного вовлечения личности в уголовное судопроизводство на последующих стадиях.

Оторванные от жизни положения о незамедлительном возбуждении уголовного дела сразу же после получения заявления, сообщения будут провоцировать на то, чтобы их нарушали, находили способы не регистрировать те заявления и сообщения, которые, по мнению должностных лиц, не связаны с преступлением. Фильтрация заявлений и сообщений таким способом, с помощью интуиции и с благими намерениями не делать лишнюю работу, может привести к серьезным ошибкам и злоупотреблениям.

Нам часто приводят в пример УПК Украины 2012 г., который закрепил отказ от стадии возбуждения уголовного дела. И теперь любое сообщение о преступлении должно быть зарегистрировано в Едином реестре досудебных расследований, что предполагает обязательное начало производства по делу.

Вместе с тем на практике часто выносится решение об отказе в регистрации, которое законом не предусмотрено, что свидетельствует о фактическом реанимировании конструкции отказа от возбуждения уголовного дела под другим наименованием.

В то же время, поскольку в регистрации отказать невозможно, следователи и прокуроры зачастую вносят в Единый реестр досудебного расследования сведения о правонарушениях, которые заведомо преступлениями не являются, а затем буквально на второй день выносят постановление о прекращении уголовного производства. По имеющимся данным, прекращается фактически каждое второе уголовное производство.

(Справка: В.С. Шадрин. Судьба стадии возбуждения уголовного дела/ Законность. 2015. № 1. С. 47 – 51).

Таким образом, практика прекращения следственных производств по своим последствиям вполне может сравниться с негативной практикой отказов в возбуждении уголовного дела.

К чему привела такая мера на Украине, мы видели на практике в Крыму и Севастополе. Количество досудебных производств выросло в сотни раз, в связи с чем работа по ним зачастую не велась, и они лежали «мертвым грузом». Следователям Следственного комитета пришлось в течение первых месяцев решать вопрос об их прекращении.

Наряду с этим вопреки статистике делается вывод о том, что отмена стадии проверки сообщения о преступлении и незамедлительное возбуждение уголовного дела после поступления сообщения о преступлении позволит снизить нагрузку органов предварительного расследования и обеспечить рациональный расход средств федерального бюджета.

Указанные утверждения, на наш взгляд, представляются весьма спорными.

Реализация предлагаемых решений потребует (во всяком случае, в Следственном комитете Российской Федерации) увеличения штатной численности и расходов на обеспечение предварительного расследования.

Необоснованное возбуждение уголовного дела приводит к бесполезной трате сил и средств, к созданию перегрузки в работе органов дознания и предварительного следствия, может повлечь за собой еще более серьезные нарушения, связанные с незаконным задержанием, заключением под стражу, привлечением в качестве обвиняемого, производством необоснованных обысков, выемок, применением иных мер процессуального принуждения.

Следует также обратить внимание на то, что не имеющее определенного процессуального статуса лицо, с участием которого проводятся процессуальные действия в ходе проверки сообщения о преступлении, получая статус подозреваемого, одновременно приобретает право на реабилитацию в случае прекращения в отношении его уголовного преследования в связи с отсутствием в деянии состава преступления или отсутствием события преступления, а таких лиц, учитывая приведенную статистику, будет немало (более 6 миллионов в год).

Сторонники идеи отказа от стадии возбуждения уголовного дела не учитывают ее главного предназначения – быть гарантией необоснованного применения мер государственного принуждения при расследовании уголовных дел, обеспечивать безусловное соблюдение принципа уголовного судопроизводства, в соответствии с которым назначением уголовного судопроизводства является не только защита прав и законных интересов потерпевших, но и защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, ограничения ее прав и свобод (статья 6 УПК РФ). Отказ от стадии доследственной проверки, по существу, означает презумпцию события и состава преступления, как только возникает повод в виде заявления о преступлении.

Кроме того, Федеральным законом от 19.12.2016 № 436-ФЗ установлена уголовная ответственность за незаконное возбуждение уголовного дела (статья 299 УК РФ). Проводится работа по борьбе с фактами незаконного, без наличия к тому должных оснований возбуждения уголовных дел, чтобы, в частности, исключить использование указанного института в качестве инструмента давления на бизнес. Вместе с тем предлагаемый отказ от стадии процессуальной проверки делает указанный федеральный закон бессмысленным и открывает безграничные возможности для злоупотреблений путем возбуждения уголовных дел при отсутствии к тому оснований.

Сторонники отказа от стадии возбуждения уголовного дела считают, что эта мера позволит получить объективную характеристику состояния преступности. Однако это мнение также представляется ошибочным. Данные о состоянии преступности не могут быть искажены обоснованным отказом в возбуждении уголовного дела, принятым по результатам процессуальной проверки. И наоборот, учет преступлений по каждому заявлению, ставшему поводом для возбуждения уголовного дела, картину преступности исказит.

Представляется целесообразным отметить, что законодательство европейских стран в этой части не является единым.

В законодательстве многих зарубежных стран отсутствует именно процессуальный акт о возбуждении уголовного дела, но не правовая деятельность, составляющая содержание стадии возбуждения уголовного дела.

Так, законодательство некоторых в прошлом социалистических стран Европы, характеризующихся, как известно, стремлением дистанцироваться от прежних методов государственного управления в том числе путем построения нового уголовного процесса, свидетельствует о стремлении сохранить институт возбуждения следствия (дознания) с возможностью проведения в обязательном порядке доследственной проверки поступившего сообщения о преступлении (например, УПК Польши 1997 года).

[2]

УПК Чехии, Словакии и стран бывшей Югославии также предусматривают доследственную стадию – до начала досудебного расследования.

(Справка: Литвишко П.А., Волеводз А.Г. Стадия начала досудебного производства по законодательству некоторых стран Европы // Библиотека криминалиста. 2014. № 1. С. 134 – 136).

Конечно, производство на стадии возбуждения уголовного дела в настоящее время не идеально.

Существующая повсеместно порочная практика принятия органами дознания и предварительного следствия необоснованных решений об отказе в возбуждении уголовного дела известна. Это, разумеется, требует выработки и принятия не только адекватных организационных мер, но и совершенствования законодательства.

Тем не менее при его реформировании всегда стоит помнить пословицу: «Семь раз отмерь, один раз отрежь».

Источники

http://proza.ru/2018/04/02/1394

Упразднение стадии возбуждения уголовного дела: цена вопроса

В статье рассматриваются актуальные проблемы, связанные с существованием стадии возбуждения уголовного дела и несовершенством ее правовой регламентации. Анализируется опыт Республики Казахстан и Украины по реформированию данной стадии. Автор приходит к выводу, что стадия возбуждения уголовного дела может иметь несколько форм. В тех случаях, когда инициатором уголовного преследования является государство, стадия возбуждения уголовного дела необходима и должна производиться предварительная проверка. Эта стадия в первую очередь нужна для защиты подозреваемого от незаконного и необоснованного ущемления его прав. В тех же случаях, когда потерпевший сам подает заявление в правоохранительные органы, как, например, при сообщении о краже или мошенничестве, стадия возбуждения уголовного дела должна иметь упрощенный характер. В подобных ситуациях потерпевший должен быть предупреждён об уголовной ответственности за заведомо ложный донос, уголовное дело незамедлительно возбуждается, после чего следователь или дознаватель осуществляют предварительное расследование.

Источники

http://journals.ssau.ru/index.php/jjsu/article/view/6060

Об обязательности стадии возбуждения дела

Упразднение стадии возбуждения уголовного дела цена вопроса - картинка 5

Об уголовном деле, которое забыли возбудить

Судьей Солнцевского районного суда г. Москвы Анастасией Хохловой 7 декабря 2017 г. вынесено прецедентное постановление о выделении уголовного дела в отношении Г. и возвращении этого дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом. Сделано это было в связи с тем, что в отношении Г. не было вынесено постановление о возбуждении уголовного дела. 17 января 2018 г. решение суда первой инстанции было признано законным Московским городским судом.

По данному уголовному делу поначалу привлекались двое лиц – К. и Б., в отношении которых были возбуждены уголовные дела соответственно по п. «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ (получение взятки в крупном размере) и п. «б» ч. 3 ст. 291.1 УК РФ (посредничество во взяточничестве в крупном размере). Однако в ходе расследования уголовного дела была установлена причастность к совершенным преступлениям и Г., который был задержан и которому также предъявили обвинение по п. «б» ч. 3 ст. 291.1 УК РФ.

Однако возбудить уголовное дело в отношении Г. по указанной статье почему-то забыли.

Представители стороны защиты, еще до завершения предварительного следствия, в ходатайстве о прекращении уголовного преследования обращали внимание следователя на допущенное нарушение, но следователь уголовное дело возбуждать не стал.

Показательно, что судья по своей инициативе поставила на обсуждение сторонами вопрос о выделении уголовного дела в отношении Г. и возвращении его прокурору, а позже приняла такое решение, посчитав, что невозбуждение уголовного дела в отношении Г. является существенным нарушением его права на защиту.

Позже Московский городской суд признал законным вынесенное постановление суда первой инстанции.

Конституционный Суд об обязательности стадии возбуждения уголовного дела

Следует отметить, что такая позиция имеет прочный правовой фундамент.

Конституционный Суд РФ в своем Определении от 21 октября 2008 г. № 600-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Пивоварова Александра Николаевича на нарушение его конституционных прав положениями части первой статьи 175 УПК РФ» указал: «Конституционным Судом Российской Федерации в ряде своих постановлений (от 14 января 2000 г. № 1-П, от 23 марта 1999 г. № 5-П и от 27 июня 2000 г. № 11-П) сформулированы правовые позиции, согласно которым стадия возбуждения уголовного дела является обязательной; актом возбуждения уголовного дела начинается публичное уголовное преследование от имени государства в связи с совершенным преступным деянием, которое обеспечивает последующие процессуальные действия органов дознания, предварительного следствия и суда и одновременно влечет необходимость обеспечения права на защиту лица, в отношении которого осуществляется обвинительная деятельность.

Данные правовые позиции были конкретизированы в определениях Конституционного Суда Российской Федерации от 18 июля 2006 г. № 343-О и от 21 декабря 2006 г. № 533-О применительно к содержанию статей 171 и 175 УПК Российской Федерации, регламентирующих привлечение лица в качестве обвиняемого и изменение и дополнение ранее предъявленного обвинения. Так, Конституционный Суд Российской Федерации указал, что уголовно-процессуальный закон не содержит норм, позволяющих привлекать лицо в качестве подозреваемого или обвиняемого, а также изменять и дополнять ранее предъявленное обвинение в связи с совершением лицом преступления, по признакам которого уголовное дело не возбуждалось. Напротив, УПК Российской Федерации предполагает необходимость соблюдения общих положений его статей 140, 146 и 153, в силу которых при наличии достаточных данных, указывающих на признаки преступления, должно быть вынесено постановление о возбуждении уголовного дела, которое при наличии других уголовных дел о совершенных тем же лицом преступлениях может быть соединено с ними в одном производстве.

Вместе с тем Конституционный Суд Российской Федерации отметил, что определение того, является ли вновь обнаруженное преступное деяние составной частью события преступления, по которому ранее уже было уголовное дело возбуждено, или оно образует самостоятельное событие преступления, по признакам которого должно быть возбуждено новое уголовное дело, относится к компетенции правоприменительных органов»

.

5 доводов об обязательности стадии возбуждения уголовного дела

Необходимость обязательного вынесения постановления о возбуждении уголовного дела вызывается следующими процессуальными соображениями.

[3]

Первое. Постановление о возбуждении уголовного дела, вынесенное в отношении конкретного лица, позволяет ему своевременно реализовать свои права, предусмотренные ч. 4 ст. 46 УПК РФ.

Подозреваемый в соответствии с п. 1 ч. 4 ст. 46 УПК РФ приобретает право получить копию постановления о возбуждении против него уголовного дела. С этого момента он вправе обжаловать вынесенное постановление в суд в порядке ст. 125 УПК РФ, прокурору либо руководителю следственного органа в порядке ст. 124 УПК РФ.

Кроме этого, в силу требований п. «с» ч. 3 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, возникает право защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника, пользоваться услугами назначенного ему защитника бесплатно, когда этого требуют интересы правосудия.

Когда не выносится постановление о возбуждении уголовного дела, лицо лишается целого ряда предусмотренных процессуальных прав, и, как результат, существенным образом страдает его право на судебную защиту.

Второе. Возбуждению уголовного дела предшествует порядок, предусмотренный ст. 144 УПК РФ, включающий в себя необходимость проведения проверочных действий в установленные сроки.

При проверке сообщения о преступлении следователь вправе получать объяснения, образцы для сравнительного исследования, истребовать документы и предметы, изымать их в порядке, установленном УПК РФ, назначать судебную экспертизу, принимать участие в ее производстве и получать заключение эксперта в разумный срок, производить осмотр места происшествия, документов, предметов, трупов, освидетельствование, требовать производства документальных проверок, ревизий, исследований документов, предметов, трупов, привлекать к участию в этих действиях специалистов, давать органу дознания обязательное для исполнения письменное поручение о проведении оперативно-розыскных мероприятий.

Процедура возбуждения уголовного дела призвана обеспечить принятие законного решения по результатам проведенной проверки.

Предъявление обвинения лицу без возбуждения уголовного дела и без проведения проверки в порядке ст. 144 УПК РФ неизбежно связано с незаконным получением обвинительных доказательств в отношении данного лица в рамках другого уголовного дела.

Третье. Часть 6 ст. 148 УПК РФ гласит: «Признав постановление органа дознания, дознавателя об отказе в возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, прокурор отменяет его и направляет соответствующее постановление начальнику органа дознания со своими указаниями, устанавливая срок их исполнения. Признав отказ руководителя следственного органа, следователя в возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, прокурор в срок не позднее 5 суток с момента получения материалов проверки сообщения о преступлении отменяет постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, о чем выносит мотивированное постановление с изложением конкретных обстоятельств, подлежащих дополнительной проверке, которое вместе с указанными материалами незамедлительно направляет руководителю следственного органа».

При невозбуждении уголовного дела лицо лишается возможности эффективного прокурорского надзора.

Четвертое. Возбуждение уголовных дел в отношении так называемых специальных субъектов, в том числе и адвокатов, предполагает в соответствии со ст. 448 УПК РФ соблюдение особого порядка.

Например, возбуждение уголовного дела осуществляется в отношении прокурора района, города, приравненных к ним прокуроров, руководителя и следователя следственного органа по району, городу, а также адвоката – руководителем следственного органа Следственного комитета РФ по субъекту Российской Федерации; в отношении вышестоящих прокуроров, руководителей и следователей вышестоящих следственных органов – председателем Следственного комитета РФ или его заместителем.

Невынесение постановления о возбуждении уголовного дела в таких ситуациях будет означать игнорирование важных процессуальных гарантий.

Пятое. Постановление о возбуждении уголовного дела позволяет определить его подследственность.

Когда не выносится данное постановление, то возможны нарушения правил подследственности, предусмотренных ст. 151, 152 УПК РФ.

Этим не только допускаются нарушения конституционных прав граждан, но и получаемые с нарушением правил подследственности доказательства могут быть признаны не имеющими юридической силы.

Таким образом, используя вышеперечисленные аргументы и позиции Конституционного Суда РФ, представители стороны защиты имеют возможность отстаивать важную процессуальную позицию, заключающуюся в том, что проведение предварительного расследования без возбуждения дела считается существенным нарушением уголовно-процессуального закона, влекущим отмену приговора суда.

Постановление судьи Солнцевского районного суда г. Москвы, оставленное в силе апелляционным постановлением Московского городского суда, является для этого хорошим ориентиром. Признание судом допущенного нарушения открывает новые процессуальные возможности для наших коллег по заявлению о недопустимости доказательств, полученных без возбуждения уголовного дела.

Источники

http://www.advgazeta.ru/mneniya/ob-obyazatelnosti-stadii-vozbuzhdeniya-dela/

Стадия возбуждения уголовного дела: «за» и «против».

Е.А. КАРЯКИН,

кандидат юридических наук, заведующий кафедрой криминалистики Оренбургского государственного университета

Принятие и вступление в силу Уголовно-процессуального кодекса РФ сопровождалось волной возмущения со стороны как правоведов, так и практиков, предрекавших паралич уголовного процесса. Однако новый закон действует, и работа по его совершенствованию продолжается. По этой причине произошедшие реформы заставляют рассматривать, казалось бы, непоколебимые институты уголовно-процессуального права с учетом перспективы дальнейших преобразований. В связи с этим пристальным объектом внимания процессуалистов является стадия возбуждения уголовного дела.

Ю. Деришев в связи с этим абсолютно верно замечает: «. чем больше приходит понимание предложенного законодателем и накапливается практика правоприменения, тем очевиднее становится впечатление о некоторой формальности (“бумажности”) возбуждения уголовного дела как самостоятельной стадии уголовного судопроизводства»[3]. Автор говорит, что дореволюционный уголовный процесс подобной особой стадии не знал. Статьи 297 и 298 Устава уголовного судопроизводства Российской империи 1864 года называли лишь «законные поводы к начатию следствия» и обязывали судебного следователя «о всяком начатом им следствии доводить до сведения прокурора». О специальном барьере, каким является сейчас постановление о возбуждении уголовного дела и за которым начинается предварительное расследование по делу, указаний в Уставе не было [4].

И действительно: первое упоминание о возбуждении уголовного дела как о стадии уголовного процесса встречается в Положении от 30.09.1919 «О военных следователях»[5], а позднее — в Циркуляре Прокуратуры УССР № 103 «О порядке ведения дознания и следствия по делам о финработниках»[6].

Апологеты ответят: мол, еще С.А. Голунский писал, что «если бы возбуждение уголовного дела никем не оформлялось, если бы любой орган расследования мог в любую минуту, по своему усмотрению, производить обыски у кого ему угодно, доставлять к себе приводом любое лицо и т.п., такое положение открыло бы путь для недопустимого произвола»[7]. Безусловно, стадия возбуждения уголовного дела в период действия УПК РСФСР призвана была в первую очередь препятствовать проведению следственных действий до принятия соответствующего решения и тем самым оградить личность от незаконного нарушения ее прав. В соответствии с парадигмой действующего уголовно-процессуального законодательства данная стадия является в большей степени «атавизмом», или, по мнению Ю. Деришева, — реликтом «социалистической законности». В обоснование данного тезиса представляется возможным привести следующие доводы.

Во-первых, после того как УПК РФ реализовал конституционную норму о получении разрешения суда на производство следственных действий, наиболее ограничивающих права и законные интересы граждан, можно говорить о расширении судебного контроля на досудебное производство, что должно рассматриваться как серьезная гарантия прав личности.

В-третьих, среди процессуалистов давно ведется спор по поводу перечня следственных действий, которые можно проводить до возбуждения уголовного дела. Одни правоведы ратовали за максимальное расширение перечня следственных действий, допустимых на этой стадии, поскольку это обеспечивает, на их взгляд, быструю и качественную предварительную проверку и достоверность ее результатов. Другие категорически против этого возражали, поскольку такое расширение ведет, по их мнению, к стиранию грани между стадиями возбуждения уголовного дела и предварительного расследования и, в конечном счете, может сделать первую вообще не нужной[10]. Отказ от стадии возбуждения уголовного дела поможет безболезненно решить данную проблему и избежать ситуаций, когда для решения вопроса о возбуждении уголовного дела следователь вынужден инициировать «предварительные исследования», а затем дублировать их уже в рамках уголовного дела.

И наконец, в-четвертых, предложение о ликвидации стадии возбуждения уголовного дела, каким бы радикальным оно ни казалось, позволяет заложить предпосылки для решения другого, не менее острого вопроса: об использовании результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании и исключить «эквилибристику» правоприменителей, вынужденных рассматривать таковые то в качестве вещественных доказательств, то в качестве «иных документов».

Исходя из сказанного, вопрос о целесообразности стадии возбуждения уголовного дела следует вынести на широкое обсуждение. Представляется возможным обратиться к опыту Устава уголовного судопроизводства Российской империи 1864 года и рассматривать досудебное производство в аспекте двух частей: 1) полицейского дознания, осуществляемого, помимо прочего, и в порядке оперативно-розыскной деятельности, 2) предварительного следствия.

1 Сергеев Б.М. Процессуальные и организационные вопросы отказа в возбуждении уголовного дела в уголовном процессе России: Дис. . канд. юрид. наук. — Челябинск, 2003. С. 10.

2 Манова Н.С., Францифоров Ю.В. Проблемные аспекты стадии возбуждения уголовного дела по новому УПК РФ // Рос. судья. 2003. № 5. С. 21.

3 Деришев Ю. Стадия возбуждения уголовного дела — реликт «социалистической законности» // Рос. юстиция. 2003. № 8. С. 34.

5 См.: История законодательства СССР и РСФСР по уголовному процессу и организации суда и прокуратуры: Сб. документов / Под ред. С.А. Голунского. — М., 1955. С. 104.

6 См.: Бюллетень НКЮ УССР. 1924. № 28.

7 Голунский С.А. Возбуждение уголовного дела. — М., 1939. С. 18.

8 Голубев Н.А. К вопросу о применении нового УПК РФ // Рос. следователь. 2003. № 11. С. 37.

9 Гаврилов Б. Новеллы уголовного процесса на фоне криминальной статистики // Рос. юстиция. 2003. № 10. С. 7.

10 См.: Орлов Ю. Возможно ли производство судебной экспертизы в стадии возбуждения уголовного дела? // Законность. 2003. № 3. С. 20.

Источники

http://www.sovremennoepravo.ru/m/articles/view/%D0%A1%D1%82%D0%B0%D0%B4%D0%B8%D1%8F-%D0%B2%D0%BE%D0%B7%D0%B1%D1%83%D0%B6%D0%B4%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8F-%D1%83%D0%B3%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%BD%D0%BE%D0%B3%D0%BE-%D0%B4%D0%B5%D0%BB%D0%B0-%D0%B7%D0%B0-%D0%B8-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%82%D0%B8%D0%B2

Упразднение стадии возбуждения уголовного дела: цена вопроса

Упразднение стадии возбуждения уголовного дела цена вопроса - картинка 8
Упразднение стадии возбуждения уголовного дела цена вопроса - картинка 9

Упразднение стадии возбуждения уголовного дела цена вопроса - картинка 10 Упразднение стадии возбуждения уголовного дела цена вопроса - картинка 10
Афанасьев Алексей Юрьевич

кандидат юридических наук

адъюнкт адъюнктуры Нижегородской академии МВД России

603950, Россия, Нижегородская область, г. Нижний Новгород, ул. Анкудиновское Шоссе, 3

Afanas’ev Aleksei Yur’evich

Adjunct at Nizhni Novgorod Academy of the Ministry of Internal Affairs of Russia

603950, Russia, Nizhegorodskaya oblast’, g. Nizhnii Novgorod, ul. Ankudinovskoe Shosse, 3

[email protected]
Упразднение стадии возбуждения уголовного дела цена вопроса - картинка 12
Репин Максим Евгеньевич

начальник смены дежурной части отдела полиции № 5 Управления МВД России по г. Нижнему Новгороду

603001, Россия, Нижегородская область, г. Нижний Новгород, ул. Нижневолжская Наб., 12

Repin Maksim Evgen’evich

head of the duty shift at Police Department No. 5 of the Directorate of the Ministry of Internal Affairs of Russia for Nizhni Novgorod

603001, Russia, Nizhegorodskaya oblast’, g. Nizhnii Novgorod, ul. Nizhnevolzhskaya Nab., 12

[email protected]
Упразднение стадии возбуждения уголовного дела цена вопроса - картинка 12

Просмотров статьи: 5381 c 5.5.2015

Дата направления статьи в редакцию:

investigator, investigative actions, cluster analysis, legal-linguistic uncertainty, corruptogenic factor, corruption risk, stages of criminal trial, Initiation of legal proceedings, criminal procedure decision, message on a crime

На первый взгляд может показаться, что указанная в названии статьи проблема уже «избита», что она уже неоднократно становилась предметом обсуждений и исследований, и что «нового» в ней ничего нет. Однако, несмотря на это по сей день правоприменители сталкиваются с массой производных от стадии возбуждения уголовного дела проблем, до сих пор соответствующего решения данной ситуации нет, а оно требуется… Это и заставляет искать пути разрешения, в том числе качественно новые, оригинальные.

Современный уголовный процесс содержит в себе значительное количество спорных, иной раз, весьма противоречивых положений (действий, процедур, институтов и т. д.). Очевидно, что возбуждение уголовного дела, выступая одной из таких процедур, справедливо приковывает к себе внимание представителей как уголовно-процессуальной науки, так и практики.

В ней собралось все: от проблемных аспектов ее практической реализации – до несовершенной уголовно-процессуальной регламентации. О тех и других проблемах уже неоднократно отмечалось различными авторами [13; 16] . Разумеется, говоря о подобных недостатках, они приходили к выводу о необходимости исключения данной стадии из уголовного процесса.

Приведем некоторые из имеющихся на сегодняшний день аргументов против стадии возбуждения уголовного дела с нашей интерпретацией:

[1]

— дореволюционный уголовный процесс подобной особой стадии не содержал [1, с. 7-10] , и ничто не мешает обратиться к истории и пересмотреть нынешнюю стадию;

— действующий УПК РФ «стирает» границы между стадиями досудебного производства путем расширения перечня следственных и процессуальных действий возможных до возбуждения уголовного дела (расширение ведет, по мнению некоторых авторов, к стиранию грани между стадиями возбуждения уголовного дела и предварительного расследования и, в конечном счете, может сделать первую вообще не нужной) [2, с. 20] , что делает бессмысленным разделение на стадии возбуждения уголовное дела и предварительного расследования;

— стадия возбуждения уголовного дела не влечет никаких особых правовых последствий, в частности процедура возбуждения уголовного есть всего лишь придание производству официального вида путем присвоения номера уголовному делу [3, с. 74] ;

— процессуальная форма осуществления стадии возбуждения уголовного дела является субъективным барьером в деятельности стороны обвинения [4] ;

— наличие этой стадии в современном уголовном процессе России мешает оперативному ходу расследования преступления и ведет к утрате доказательственного материала [5, с. 84] ;

— запутанность процесса доказывания на данной стадии, так как произведенные следственные и процессуальные действия до возбуждения уголовного дела дублируется на предварительном расследовании [6, с. 102] .

Очевидно, это всего лишь малая часть доводов представителей уголовно-процессуальной науки, выступающих за ликвидацию анализируемой стадии. Тем не менее, как можно заметить, все приведенные аргументы весьма убедительны и, по сути, задевают за самые уязвимые места изжившей себя стадии. Безусловно, есть и те, кто поддерживает действующую процедуру возбуждения уголовного дела [7, с. 114-120] . Однако их аргументация бессильна, поскольку она не учитывает нынешнее деформированное состояние стадии возбуждения уголовного дела и основана на устоявшемся годами возвышении мнимой ее значимости.

На наш взгляд, стадия возбуждения уголовного дела требует кардинального пересмотра вплоть до ее исключения из уголовного процесса еще по одному основанию – повышенному уровню коррупционного риска уголовно-процессуальных решений о возбуждении уголовного дела и об отказе в возбуждении уголовного дела, сосредоточенного в соответствующих нормах УПК РФ. Данный аргумент возник не случайным образом, а нашел свое подтверждение научно-экспериментальным способом в рамках уже проведенного исследования [8, с. 110-160, 171-190] .

Гипотеза исследования такова: норма УПК РФ, содержащая коррупциогенный фактор, создает коррупционный риск и может привести к совершению коррупционных преступлений должностными лицами уголовного процесса.

О каких же коррупциогенных факторах идет речь? Здесь нам ответ дает специальное антикоррупционное законодательство [9] и применительно к УПК РФ могут быть такие факторы как:формулировка «вправе», широкие дискреционные полномочия, юридико-лингвистическая неопределенность.Среди норм УПК РФ, регламентирующих возбуждение уголовного дела и отказ в возбуждении уголовногодела, имеется соответствующая коррупциогенная норма в виде юридико-лингвистической неопределенности.

Эточ. 2 ст. 140 УПК РФ, где говорится, что «основанием для возбуждения уголовного дела является наличие достаточных данных

( курсив наш. – А. Ю., М. Е.), указывающих на признаки преступления», которая в связке с ч. 1 ст. 146 УПК РФ: «При наличии повода и основания, предусмотренных статьей 140… орган дознания, дознаватель, руководитель следственного органа, следователь… возбуждают уголовное дело…» и создает коррупционно-опасную ситуацию. На это же положение ссылается и норма УПК РФ об отказе в возбуждении уголовного дела – ч. 1 ст. 148 УПК РФ: «При отсутствии основания для возбуждения уголовного дела руководитель следственного органа, следователь, орган дознания или дознаватель выносит постановление об отказе в возбуждении уголовного дела» заставляет обратиться к ч. 2 ст. 140 УПК РФ, где содержится та самая неопределенная формулировка « наличие достаточных данных », чтобы понять есть ли основание или нет [8, с. 105] .

Насколько реален коррупционный риск, образуемый данным коррупциогенным фактором, то есть ч. 2 ст. 140 УПК РФ, возможно установить лишь опытным путем – с помощью кластерного анализа эмпирических данных о коррупционных преступлениях, а именно случаев получения взятки должностными лицами при принятии уголовно-процессуальных решений о возбуждении (об отказе в возбуждении) уголовного дела. Что и было сделано в рамках исследования и было установлено, что если следователь (дознаватель) или иное уполномоченное УПК РФ на это лицо принимает уголовно-процессуальное решение о возбуждении уголовного дела либо об отказе в возбуждении уголовного дела, то на 86% вероятно, что он получит взятку. Соответственно, ч. 2 ст. 140 УПК РФ, содержащая юридико-лингвистическую неопределенность «при наличии достаточных данных» и является коррупциогенным фактором и коррупциогенность данного положения – 86%. Иными словами, на 86% вероятно, что именно данное положение позволяет правоприменителям (следователю, дознавателю, руководителю следственного органа, должностным лицам органа дознания) получать взятки [8, с. 134, 138] .

А возможность для такой свободы распоряжения правом на возбуждение либо на отказ в возбуждении уголовного дела предоставляется, как мы установили, именно диспозитивной нормой – ч. 2 ст. 140 УПК РФ, где закреплено что «наличие достаточных данных», указывающих на признаки преступления является основанием для возбуждения уголовного дела. То есть отсутствие «достаточных данных» есть основание для отказа в возбуждении уголовного дела. Об этом же нам говорит ч. 1 ст. 148 УПК РФ – «Отказ в возбуждении уголовного дела», которая пересылает правоприменителя к той самой ч. 2 ст. 140 УПК РФ.

Разрешение вопроса о наличии либо отсутствии основания относительно любого уголовного-процессуального решения является определяющим. И потому ч. 2 ст. 140 УПК РФ выступает определяющей и центральной нормой не только для принятия решения о возбуждении уголовного дела либо об отказе в возбуждении уголовного дела, но и для всей уголовно-процессуальной стадии возбуждения уголовного дела. Исходя из того, что решение о возбуждении либо об отказе в возбуждении уголовного дела составляет основу данной стадии, весьма справедливо утверждение, что вся стадия возбуждения уголовного дела и заключается на этом уголовно-процессуальном решении.

Таким образом, для современного российского уголовного процесса назрела острая необходимость ликвидации данной стадии из уголовного процесса, а соответствующих норм из УПК РФ, поскольку иные законодательные манипуляции не способны нейтрализовать (снизить) такой повышенный уровень коррупционного риска.

О подобных кардинальных мерах высказывались весьма именитые ученые-процессуалисты такие как Б.Я. Гаврилов, А.С. Александров и ряд других [13, с. 18; 14] . Очевидно, что такое исключение не может быть произведено без учета ряда условий, которые носят принципиальное значение для уголовно-процессуальной системы. Ликвидация норм УПК РФ о возбуждении уголовного дела и всех иных норм УПК РФ, существующих в виду наличия «уголовного дела» не должна привести к проблемам в функционировании механизма уголовно-процессуального реагирования на противоправное деяние, реализации процессуальных гарантий, полномочий, возложенных на должностных лиц уголовного процесса, а также контрольно-надзорного потенциала уполномоченных органов (прокуратуры, суда и др.) в досудебном производстве.

Последним аргументом для столь решительных мер является то, что исключение практически никаким образом не отразиться на эффективности уголовного процесса, поскольку нынешняя форма стадии возбуждения уголовного дела по мнению большинства авторов выступает «формальностью» или даже кантовской «вещью в себе» [4] . Остается перестроить нормы УПК РФ для их реализации в «новых» условиях, где не будет процедуры возбуждения уголовного дела.

Уголовно-процессуальная наука и практика уже давно выдвигала предложения по совершенствованию досудебного производства, касающиеся именно ликвидации стадии возбуждения уголовного дела и закреплении иной формы начала досудебного производства. Высказывалась позиция, что производство по делу необходимо возбуждать подачей заявления о фактических событиях, содержащих противоправность [15, c. 16; 16, с. 34] . В настоящее время уже существует практика внедрения такого порядка начала производства по сообщению о преступлении. Так, обширно используется англосаксонская модель уголовного процесса в странах СНГ, Прибалтики и др., которая в частности не предусматривает стадии возбуждения уголовного дела.

К примеру, в уголовном процессе Украины досудебное расследование начинается с момента внесения заявления, сообщения о совершенном преступлении в Единый реестр досудебных расследований – ЕРДР (ст. 214 УПК Украины) [17] , в Грузии – после получения информации о преступлении (ст. 100 УПК Грузии) [18] , в Эстонии – после совершения первого следственного или иного процессуального действия (ст. 193 УПК Эстонии) [19] , в Казахстане – с регистрации заявления, сообщения об уголовном правонарушении в Едином реестре досудебных расследований либо после производства первого неотложного следственного действия (ст. 179 УПК Казахстана) [20] .

Попытки по реформированию российского уголовного процесса по типу англосаксонской модели уже предпринимались. Существуют по этому поводу и проекты по внесению изменений в УПК РФ, в частности «Доктринальная модель уголовно-процессуального доказательственного права Российской Федерации» [14] . В данной Модели, которая по своей сути есть отголосок УПК Украины, Грузии, Казахстана, в ст. 8.1 предлагается начинать досудебное производство «…с регистрации сообщения о преступлении в Реестре досудебных производств (РДП)» [14, с. 79] .

Основываясь на результатах реформирования уголовно-процессуального закона в зарубежных странах, а также достижениях отечественной уголовно-процессуальной науки в области совершенствования досудебного производства, был сформирован авторский законопроект по внесению изменений в положения действующего УПК РФ [8, с. 273-279] . Данные проект, представляя собой научно-обоснованный и экспериментально-доказанный результат творческой работы, есть пища для дальнейших размышлений как для ученых-процессуалистов, правоприменителей, так и законодателей. Вероятно, судить о том, что насколько удачно было произведено снижение степени коррупционных рисков в анализируемых нормах, возможно лишь после внедрения предложенных законодательных инициатив в действующее законодательство и сформирования соответствующей правоприменительной практики.

Источники

http://e-notabene.ru/lr/article_23180.html

Литература

  1. Селиванов, Н.А. Справочник следователя; М.: Российское право, 2012. — 320 c.
  2. Домашняя юридическая энциклопедия. Семья / ред. И.М. Кузнецова. — М.: Олимп, 1999. — 608 c.
  3. Аношко, В. С. История и методология почвоведения / В.С. Аношко. — М.: Вышэйшая школа, 2013. — 340 c.
  4. Бадинтер, Робер Смертная казнь. Отмена смертной казни; М.: Nota Bene, 2012. — 416 c.
  5. Данилов, Е.П. Жилищные споры: Комментарий законодательства. Адвокатская и судебная практика. Образцы исковых заявлений и жалоб. Справочные материалы / Е.П. Данилов. — М.: Право и Закон, 2018. — 352 c.

Добавить комментарий

Мы в соцсетях

Подписывайтесь на наши группы в социальных сетях