Самые полезные юридические советы

Условия проведения орм и следственных действий в отношении адвокатов

Условия проведения орм и следственных действий в отношении адвокатов - картинка 1
Предлагаем ознакомится с тематической информацией в статье: "Условия проведения орм и следственных действий в отношении адвокатов". На все возникшие вопросы ответит онлайн-консультант.

Проведение оперативно-розыскных и следственных действий в отношении адвокатов возможно на основании судебного решения (В.И. Руднев, «Адвокат», N 9, сентябрь 2004 г.)

Проведение оперативно-розыскных и следственных действий в
отношении адвокатов возможно на основании судебного решения

Частью 3 статьи 8 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» установлено, что проведение оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий в отношении адвоката (в том числе в жилых и служебных помещениях, используемых им для осуществления адвокатской деятельности), допускается только на основании судебного решения. Таким образом, законом предусматриваются определенные гарантии для осуществления адвокатами своей деятельности.

Между тем депутат Государственной Думы А.Н. Волков считает, что проведение оперативно-розыскных и следственных действий в отношении адвокатов должно происходить без решения суда. В этих целях он подготовил проект федерального закона, направленный на исключение из «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» части 3 статьи 8. Данный проект Федерального закона депутат внес в Государственную Думу для рассмотрения. По нему можно сделать следующие замечания.

Проект закона направлен на снижение уровня гарантий, предоставляемых государством адвокатам. Их принятие существенно ухудшит или сделает невозможной реализацию конституционного принципа о праве каждого на получение квалифицированной юридической помощи. Воплощение в жизнь положений предлагаемого проекта закона затруднит доступ граждан к суду, реализацию права на судебную защиту.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

Согласно статье 3 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокатура как институт гражданского общества не входит в систему органов государственной власти и органов местного самоуправления. В этой же статье указано, что в целях получения населением юридической помощи и содействия адвокатской деятельности органы государственной власти обеспечивают гарантии независимости адвокатуры.

Статья 16 Основных положений о роли адвокатов, принятых восьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступлений в 1990 году, предусматривает, что Правительства должны обеспечить адвокатам возможность исполнять все их профессиональные обязанности без запугивания, препятствий, беспокойства и неуместного вмешательства. В статье 20 этих Положений предусмотрено, что адвокат должен обладать уголовным и гражданским иммунитетом от преследований за относящиеся к делу заявления, сделанные в письменной или устной форме при добросовестном исполнении своего долга и осуществлении профессиональных обязанностей в суде, трибунале или другом юридическом или административном органе.

Далее, в статье 22 этих же положений говорится, что правительства должны признавать и соблюдать конфиденциальность коммуникаций и консультаций между адвокатом и клиентом в рамках их отношений, связанных с выполнением адвокатом своих профессиональных обязанностей. Кроме того, в Рекомендациях Комитета министров Совета Европы о свободе осуществления профессии адвоката, принятых 25 октября 2000 года, указано, в частности, что следует принять все необходимые меры для того, чтобы уважалась, защищалась и поощрялась свобода осуществления профессии адвоката без дискриминации и неправомерного вмешательства органов власти или общественности в свете соответствующих положений Европейской конвенции по правам человека. Здесь же предусмотрено, что адвокаты не должны страдать от последствий или подвергаться опасности любых санкций или давлению, когда они действуют в соответствии со своими профессиональными стандартами.

Таким образом, на международном уровне признается необходимым создание государствами благоприятных условий для выполнения адвокатами возложенных на них функций по выполнению или профессиональных обязанностей.

Исходя из этого, в статье 8 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» содержатся нормы об адвокатской тайне, которая является важнейшей гарантией беспрепятственной реализации адвокатами их деятельности по оказанию квалифицированной юридической помощи. Разглашение адвокатской тайны недопустимо, и поэтому адвокат не может быть вызван и допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием.

В то же время Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» не содержит каких-либо запретов на проведение в отношении адвокатов оперативно-розыскных действий, которые в отношении них могут проводиться в соответствии с Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности». В статье 8 данного Закона указано, что гражданство, национальность, пол, место жительства, имущественное, должностное и социальное положение, принадлежность к общественным объединениям, отношение к религии и политические убеждения отдельных лиц не являются препятствием для проведения в отношении них оперативно-розыскных мероприятий на территории Российской Федерации, если иное не предусматривается федеральным законом. Таким образом, в перечень лиц, в отношении которых проводить оперативно-розыскные мероприятия запрещено, адвокаты не входят.

В статье 6 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» перечислены все оперативно-розыскные мероприятия.

В их число, в частности, входят опрос, наведение справок, обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств, снятие информации с технических каналов связи, оперативное внедрение и другие. Проведение таких мероприятий может серьезным образом нарушить адвокатскую тайну, ущемить права и свободы лиц, обратившихся к адвокату с целью получения юридической помощи. Тем более что оперативно-розыскные мероприятия носят негласный характер и проконтролировать их проведение весьма затруднительно. Поэтому вполне обоснованным является требование Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», что на проведение оперативно-розыскных действий в отношении адвокатов получение судебного решения является необходимым.

Необходимо иметь в виду, что статья 2 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности» указывает на одну из задач оперативно-розыскной деятельности, заключающуюся в выявлении, предупреждении, пресечении и раскрытии преступлений, а также выявлении и установлении лиц, подготавливающих, совершающих или совершивших преступления. Представляется, что нет оснований рассматривать адвокатские формирования как потенциальные преступные сообщества, в отношении членов которых необходимо бесконтрольно использовать негласные средства и методы оперативно-розыскной деятельности, склонять адвокатов к сотрудничеству с органами, осуществляющими эту деятельность. Хотя статья 17 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности» предусматривает запрет на использование конфиденциального содействия, органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, со стороны адвокатов только по контракту.

Между тем согласно пункту 5 статьи 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации » негласное сотрудничество адвоката с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, запрещается. Адвокат не должен ни безвозмездно, ни на контрактной основе каким-либо образом сотрудничать с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность.

От органов, проводящих оперативно-розыскные мероприятия и следственные действия, требуется, чтобы они имели на то основания и в своей деятельности не преследовали иных целей, включая расправу с неугодными адвокатами, вскрывающими злоупотребления. Адвокаты, отстаивая права и интересы личности, действуют в интересах всего общества, способствуют установлению объективной истины, справедливости, формированию правосознания граждан в духе точного и неуклонного исполнения законов. Адвокаты могут обнаружить нарушения в деятельности правоохранительных органов, поэтому они нуждаются в дополнительной правовой защите, нашедшей отражение в нормах Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (ст. 8).

В соответствии со статьей 447 УПК РФ адвокат относится к числу лиц, в отношении которых применяется особый порядок производства по уголовным делам (п. 8 ч. 1 ст. 447 УПК РФ).

Согласно пункту 10 части 1 статьи 448 УПК РФ решение о возбуждении уголовного дела в отношении адвоката принимается прокурором на основании заключения судьи районного суда или гарнизонного военного суда. Это еще раз свидетельствует о необходимости наделения адвокатов дополнительными гарантиями неприкосновенности, защиты их от возможно необоснованного вмешательства в деятельность по реализации конституционной обязанности осуществлять квалифицированную юридическую помощь.

Возложение на суд осуществления функции судебного контроля за органами, проводящими оперативно-розыскную деятельность и предварительное расследование в отношении адвокатов, вовсе не является исключением из статьи 19 Конституции РФ, о чем говорится в Пояснительной записке к проекту закона. В данном случае речь идет о наделении дополнительными процессуальными гарантиями адвокатов от незаконного и необоснованного проведения в отношении них оперативно-розыскных мер и следственных действий. Государство призвано защитить адвоката и лицо, обратившееся к нему за юридической помощью. Если же имеются основания для проведения в отношении адвокатов оперативно-розыскных мер и следственных действий, суд дает разрешение на их проведение.

Согласно части 3 статьи 15 УПК РФ суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или на стороне защиты. Суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

В связи с чем наделение суда функцией контроля за деятельностью органов, осуществляющих предварительное расследование и оперативно-розыскную деятельность в отношении адвокатов, является оправданным.

На основании изложенного, предложенный проект депутата А.Н. Волкова не может быть поддержан.

ведущий научный сотрудник Института законодательства

и сравнительного правоведения при

Правительстве Российской Федерации,

кандидат юридических наук, доцент

«Адвокат», N 9, сентябрь 2004 г.

Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 75 рублей или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Купить документ Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Проведение оперативно-розыскных и следственных действий в отношении адвокатов возможно на основании судебного решения

В.И. Руднев — ведущий научный сотрудник Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации, кандидат юридических наук, доцент

Источники

http://base.garant.ru/4010445/

Особенности осуществления следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий в отношении адвоката как гарантия обеспечения его неприкосновенности

Фадеева Е.И., аспирантка кафедры уголовного процесса, правосудия и прокурорского надзора Мордовского государственного университета им. Н.П. Огарева.

Условия проведения орм и следственных действий в отношении адвокатов - картинка 4

Автор обращается к проблеме проведения оперативно-розыскных мероприятий в отношении адвоката, предлагает конкретизировать вопрос о порядке производства личного обыска в отношении адвокатов. Практика показывает, что довольно часто при решении вопроса о проведении обыска у адвокатов правоохранительные органы и суды не исследуют обоснованность его проведения, не указывают конкретных адвокатов, у которых следует провести обыск. На основе проведенного анализа автор считает, что производство всех следственных действий в отношении адвокатов исключительно на основании судебного решения не является оправданным.

Одним из важнейших субъектов уголовно-процессуальной деятельности является адвокат — лицо, осуществляющее защиту прав и законных интересов лиц путем оказания квалифицированной юридической помощи. И.Я. Фойницкий говорил относительно роли адвокатуры в обществе следующее: «Институт адвокатуры имеет огромную важность не только для интересов сторон, но и для общих интересов надлежащего отправления правосудия, т.к. она является непременной и лучшей помощницей суда. Стеснение адвокатской деятельности уменьшает вероятность правильного судебного решения, а отсутствие ее порождает величайшее неравенство перед судом сторон, из которых одна опытна в судебном производстве, а другая такой опытности не имеет. Пороки, адвокатуру разъедающие, оказывают влияние на судебную деятельность и на сам суд» .

Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Т. I. СПб.: Издательство «Альфа», 1996. С. 467 — 468.

Однако адвокаты в России никогда не обладали равными правами с представителями правоохранительных или судебных органов. Например, возбудить уголовное дело в отношении судей или прокуроров всегда было крайне сложно. К адвокатам же закон относился как к обычным гражданам. Достаточно сказать о том, что особенности при производстве по уголовным делам в их отношении были закреплены только в 2002 г. УПК РФ и ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» (далее — ФЗ «Об адвокатской деятельности. «), тогда как гарантиями неприкосновенности судьи были наделены Закон «О статусе судей в РФ» 1992 г., а прокуроры — ФЗ «О прокуратуре РФ» также 1992 г.

Вместе с тем, как справедливо отмечается в юридической литературе, адвокат является оппонентом власть имущих, поэтому на него пытались и пытаются воздействовать как возбуждением уголовных дел, так и отказом в их возбуждении . В связи с данным обстоятельством адвокат сам нуждается в предоставлении ему правовых гарантий неприкосновенности для беспрепятственного осуществления своих полномочий, чтобы не бояться незаконно и необоснованно быть подвергнутым уголовному преследованию.

См.: Адвокатская деятельность и адвокатура в России. Введение в специальность. Часть I: Учебник / Под ред. И.Л. Трунова. М.: Эксмо, 2006. С. 201.

Адвокатская неприкосновенность, регламентированная законодательством РФ, в основном соответствует действующим международно-правовым нормам, и понимать ее следует как организационные и правовые гарантии, которое должно создавать государство для эффективной деятельности, что является основой права на получение квалифицированной юридической помощи как одного из основных прав и свобод человека .

См.: Адвокат — защитник прав и свобод: Постатейный комментарий к Федеральному закону «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» / Авт. коллектив ученых-юристов под рук. проф. МГАТ, д.ю.н. И.Л. Трунова, М.К. Кислицина. Вып. N 4. 2004. С. 32.

Одной из гарантий обеспечения неприкосновенности адвоката являются особенности осуществления следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий в отношении рассматриваемого субъекта. В ч. 3 ст. 8 ФЗ «Об адвокатской деятельности. » закреплено положение о том, что проведение оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий в отношении адвоката (в том числе в жилых и служебных помещениях, используемых им для осуществления адвокатской деятельности) допускается только на основании судебного решения. Полученные в ходе оперативно-розыскных мероприятий или следственных действий (в том числе после приостановления или прекращения статуса адвоката) сведения, предметы и документы могут быть использованы в качестве доказательств обвинения только в тех случаях, когда они не входят в производство адвоката по делам его доверителей. Указанные ограничения не распространяются на орудия преступления, а также на предметы, которые запрещены к обращению или оборот которых ограничен в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Согласно же ч. 5 ст. 450 УПК следственные и иные процессуальные действия (которые проводятся в том числе в отношении адвокатов), осуществляемые не иначе как на основании судебного решения, должны проводиться с согласия суда (см. в ч. 1 ст. 448 УПК РФ). Налицо противоречие между указанными законодательными актами. Взгляды ученых на данную проблему также разделились.

Д.Т. Арабули считает, что регулирование иных процессуальных действий будет происходить в соответствии с ч. 5 ст. 450 УПК РФ, а следственных действий (оперативно-розыскных мероприятий) в соответствии с п. 3 ст. 8 ФЗ «Об адвокатской деятельности. «, т.к. устанавливаются более широкие гарантии прав и интересов адвоката (его доверителей), т.е. любое следственное действие (оперативно-розыскное мероприятие) в отношении адвоката должно проводиться с согласия суда (см. ч. 1 ст. 448 УПК РФ), а не только то, которое осуществляется на основании судебного решения .

См.: Арабули Д.Т. Гарантии обеспечения адвокатской тайны в уголовном процессе // Обеспечение законности в российском уголовном судопроизводстве: Материалы Междунар. науч.-практ. конф. МГУ им. Н.П. Огарева, Мордов. гуманитар. ин-т. Саранск: Мордов. кн. изд-во, 2006. С. 79.

См.: Научно-практический комментарий к Федеральному закону «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» / Под ред. Д.Н. Козака. М.: Статут, 2003 // Справочно-правовая система «КонсультантПлюс»; Исанов С.Н. О некоторых нормах законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре // Адвокат. 2004. N 11. С. 14.

Имеется точка зрения, согласно которой требование о необходимости получения разрешения суда на проведение следственного действия в отношении адвоката распространяется на случаи, когда уголовное дело возбуждено и расследование ведется не в отношении данного адвоката, а в отношении другого человека или по факту деяния. Если же уголовное дело в установленном порядке возбуждено в отношении адвоката, то разрешения суда на проведение следственных действий в отношении его не требуется, равно как и на проведение оперативно-розыскных мероприятий, поскольку уголовное дело возбуждается на основании заключения судьи районного суда . Смеем не согласиться с данной позицией. Как нам представляется, сама по себе дача судом заключения о наличии в действиях адвоката признаков преступления не исключает необходимости получения решения суда на производство следственных или иных процессуальных действий, требующих получения такого решения.

См.: Гуляев А.П., Ривкин К.Е., Сарайкина О.В., Юдушкин С.М. Комментарий к Федеральному закону «Об адвокатской деятельности и адвокатуре» с приложениями. М.: Издательство «Экзамен», 2004. С. 87.

Кроме того, данная группа ученых отстаивает позицию, согласно которой «считать, что оперативно-розыскное мероприятие или следственное действие проводится в отношении адвоката, можно лишь в том случае, если адвокат является непосредственным объектом оперативно-розыскного мероприятия или следственного действия либо в той или иной мере затрагиваются его права и свободы. В других случаях судебного решения не требуется, хотя в ходе оперативно-розыскного или следственного действия не исключается получение сведений, относящихся или касающихся адвоката или его действий» .

Как разъяснил Конституционный Суд РФ, «в соответствии с Определением Конституционного Суда положения статей 7, 29 и 182 УПК Российской Федерации в их конституционно-правовом истолковании, вытекающем из сохраняющих свою силу решений Конституционного Суда Российской Федерации, и в системном единстве с положениями пункта 3 статьи 8 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» не предполагают возможность производства обыска в служебном помещении адвоката или адвокатского образования без принятия об этом специального судебного решения» .

Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 8 ноября 2005 г. N 439-О по жалобе граждан С.В. Бородина, В.Н. Буробина, А.В. Быковского и других на нарушение их конституционных прав статьями 7, 29, 182 и 183 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации // Российская газета. 2006. 31 янв.

На основе анализа вышеизложенных позиций считаем, что производство всех следственных действий в отношении адвокатов исключительно на основании судебного решения не является оправданным. Однако представляется, что в ст. 29 УПК РФ следует предусмотреть запрет обыска и выемки в служебном помещении адвоката без судебного решения, что обеспечит дополнительный контроль за сохранением адвокатской тайны.

При этом считаем, что установленное ч. 5 ст. 165 УПК РФ право следователя в исключительных случаях, когда производство осмотра жилища, обыска и выемки в жилище, а также личного обыска не терпит отлагательства, производить такие следственные действия на основании постановления без получения судебного решения, с последующим уведомлением о таком действии судьи, должно действовать и в отношении адвокатов.

Практика показывает, что довольно часто при решении вопроса о проведении обыска у адвокатов правоохранительные органы и суды не исследуют обоснованность его проведения, не указывают конкретных адвокатов, у которых следует провести обыск. Например, как пишет В.Н. Буробин, следователи в своих постановлениях, а затем суды в своих судебных актах указывают следующее: «У следователя имеется предположение о том, что в помещении, занимаемом адвокатом, могут находиться разыскиваемые следователем предметы (печати организаций, документы и др.)». В другом случае суд дал разрешение на проведение обыска у адвокатов, только исходя из того факта, что подозреваемый по уголовному делу в мошенничестве заходил в помещения, занимаемые адвокатами, и общался с адвокатами .

См.: Адвокатская тайна / Под ред. В.Н. Буробина. М.: Статут, 2006 // Справочно-правовая система «КонсультантПлюс».

Считаем, что подобный формальный подход недопустим. При принятии решения суд должен непосредственно исследовать доказательства, обосновывающие необходимость производства следственного действия, а результаты оценки доказательств и мотивы принятого решения отразить в судебном акте (ч. 4 ст. 7, ст. 17 УПК РФ) . Уместно будет еще раз обратить внимание на Определение Конституционного Суда РФ от 8 ноября 2005 г. N 439-О, в котором указано, что в силу п. 3 ст. 8 ФЗ «Об адвокатской деятельности. » проведение следственных действий, включая производство всех видов обыска, в отношении адвоката (в том числе в жилых и служебных помещениях, используемых им для осуществления адвокатской деятельности) допускается только по судебному решению, отвечающему, как следует из ч. 4 ст. 7 УПК РФ, требованиям законности, обоснованности и мотивированности, — в нем должны быть указаны конкретный объект обыска и данные, служащие основанием для его проведения, с тем, чтобы обыск не приводил к получению информации о тех клиентах, которые не имеют непосредственного отношения к уголовному делу .

См.: Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за II квартал 2005 г. (п. 8) // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2005. N 12. С. 8.
См.: Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 8 ноября 2005 г. N 439-О по жалобе граждан С.В. Бородина, В.Н. Буробина, А.В. Быковского и других на нарушение их конституционных прав статьями 7, 29, 182 и 183 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации // Российская газета. 2006. 31 янв.

Судебное решение, разрешающее вопрос о возможности производства обыска в жилом или служебном помещении адвоката, должно отвечать требованиям законности, обоснованности и мотивированности, т.е. в нем должны быть указаны конкретный объект обыска и данные, служащие основанием для его произведения, с тем, чтобы обыск не приводил к получению информации о тех клиентах, которые не имеют непосредственного отношения к уголовному делу .

См.: Адвокатская деятельность и адвокатура в России. Введение в специальность. С. 208.

Наряды кассационных определений Верховного суда Республики Мордовия. Дело N 22-к-139/07 // Архив Верховного суда Республики Мордовия. 2007.

Таким образом, с целью недопущения понимания положения ФЗ «Об адвокатской деятельности. » как подразумевающего получение судебного решения на производство всех следственных действий в отношении адвоката и с учетом вышеуказанных предложений предлагаем абз. 1 ч. 3 ст. 8 данного Закона изложить следующим образом: «Проведение оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий в отношении адвоката (в том числе в жилых и служебных помещениях, используемых для осуществления адвокатской деятельности) осуществляется в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации».

Источники

http://wiselawyer.ru/poleznoe/39306-osobennosti-osushhestvleniya-sledstvennykh-dejstvij-operativno-rozysknykh-meropriyatij

Виды оперативно-розыскных мероприятий и условия их проведения (часть 3)

8. ОРМ «Обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств».

Обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств подразумевает проведение обследования указанных объектов с целью документирования следов преступлений или иной информации необходимой для изобличения лиц, совершающих или совершивших преступления.

В ходе проведения данного оперативно-розыскного мероприятия сотрудники полиции могут изымать вещества, предметы, документы, в соответствии с требованиями УПК РФ в присутствии не менее 2-х лиц не заинтересованных в результатах изъятия, не состоящих с сотрудниками полиции, проводящими изъятие, в родстве или свойстве, не подчиненных и не подконтрольных сотрудникам полиции.

В большинстве случаев, данное ОРМ проводится гласно, в ходе которого, осуществляется изъятие наркотических средств, психотропных веществ, оружия, либо других предметов и документов, имеющих доказательственное значение.

При обследовании помещений не являющихся жилыми, а также зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств постановление для проведение данного оперативно-розыскного мероприятия не требуется (согласно ФЗ «Об ОРД»).

В случае проведения ОРМ «Обследования» жилого помещения в рамках оперативно-розыскной деятельности, в обязательном порядке требуется постановление суда о его проведении.

Либо, в случае проведения ОРМ «Обследование» жилого помещения по не терпящим отлагательства обстоятельствам, оно проводится на основании постановления руководителя органа проводящего ОРМ (его заместителя) с обязательным уведомлением суда (судьи) о его проведении в течение 24 часов.

Вместе с тем, в течение 48 часов, сотрудники оперативного подразделения должны получить судебное решение о законности его проведения.

При других обстоятельствах, данное ОРМ подлежит признанию незаконным и его результаты не могут быть использованы при доказывании.

При изъятии документов сотрудником, осуществляющим изъятие, с них изготавливаются копии, которые им заверяются и передаются лицу, у которого они были изъяты, о чем делается запись в протоколе изъятия.

При изъятии электронных носителей информации сотрудником, осуществляющим изъятие, организуется изготовление их копий, которые заверяются им, и (или) по ходатайству законного владельца изъятых электронных носителей информации или обладателя содержащейся на них информации информация, содержащаяся на изъятых электронных носителях, копируется сотрудником, осуществляющим изъятие (либо специалистом, привлеченным к участию в проведении обследования), на другие электронные носители информации, предоставленные ему законным владельцем изъятых электронных носителей информации или обладателем содержащейся на них информации.

Электронные носители информации, содержащие копию изъятой информации, передаются лицу, у которого они были изъяты или законному владельцу изъятых электронных носителей информации или обладателю содержащейся на них информации, о чем делается запись в протоколе.

По результатам проведения ОРМ «Обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств» составляется протокол о его проведении.

9. ОРМ «Контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений».

Данное оперативно-розыскное мероприятие подразумевает контроль сотрудниками полиции проводящими ОРМ почтовых отправлений, телеграфной, телефаксной или телефонограммной корреспонденции непосредственно в отделении связи с привлечением работников данного отделения.

Такой контроль может проводиться сотрудниками полиции исключительно на основании судебного решения, а изъятие пересылаемых предметов или веществ должно производиться согласно требованиям УПК РФ, в присутствии не менее двоих понятых.

Такое ОРМ часто проводится сотрудниками оперативных подразделений для изъятия незаконно пересылаемых наркотических средств или психотропных веществ.

Проводится оно может не только в отделениях почты, но и других транспортных компаний занимающихся доставкой грузов и корреспонденции.

Важно, что разрешение суда на проведение данного ОРМ не может превышать временной промежуток более 6 месяцев.

По результатам ОРМ составляется соответствующий протокол или рапорт оперативного сотрудника, с приложением к нему изъятых предметов, веществ, либо фотографий контролируемой переписки.

10. ОРМ «Прослушивание телефонных переговоров».

Данное оперативно-розыскное мероприятие предполагает контроль и запись телефонных переговоров разрабатываемого лица, при наличии у оперативных сотрудников сведений о его причастности к совершению преступлений.

«Прослушивание телефонных переговоров» проводится техническими подразделениями органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность.

ОРМ проводится исключительно на основании постановления суда о разрешении его проведения, действие которого ограничивается 6 месяцами, если в самом постановлении не указан меньший срок.

Решение о разрешении проведения ОРМ «ПТП» принимается судом на основании мотивированного постановления руководителя органа проводящего ОРМ или его заместителя.

При этом суд при разрешении данного вопроса вправе затребовать у оперативного подразделения дополнительные данные о причастности разрабатываемых лиц к совершению преступлений.

Проведение ОРМ «ПТП» допускается в отношении преступлений средней тяжести, тяжких или особо тяжких преступлений, а также лиц, которые могут располагать сведениями об указанных преступлениях.

В ходе указанного оперативно-розыскного мероприятия, сотрудники полиции негласно получают доступ к телефонным переговорам, производят их запись, а в дальнейшем составляют протокол с содержанием телефонных переговоров, в части, которая интересна для доказывания.

К протоколу прилагаются носители информации, на которые произведена запись телефонных переговоров и их стенограмма в интересующей части.

Вместе с тем, в дальнейшем вместе с результатами ОРМ «ПТП» в установленном порядке следователю или суду предоставляются мотивированное постановление руководителя или заместителя органа проводящего ОРМ, а также постановление суда о его разрешении.

[1]

О прослушивании телефонных переговоров и всех его видах читайте здесь .

11. ОРМ «Снятие информации с технических каналов связи».

Данное оперативно-розыскное мероприятие, подразумевает негласное (скрытое) получение информации, которая передается по сетям электрической связи, компьютерным и другим сетям, путем контроля специальными техническими средствами работы соответствующих систем и устройств, в том числе излучаемых ими электромагнитных полей.

Указанное ОРМ проводится на основании постановления суда о разрешении его проведения, либо на основании постановления руководителя или заместителя руководителя органа осуществляющего оперативно-розыскную деятельность в случаях не терпящих отлагательства с обязательным обращением в суд в течение 48 часов с начала его проведения, для признания законности проводимого ОРМ.

Обычно данное мероприятие проводится путем:

Внедрения аппаратных, программных, аппаратно-программных устройств для перехвата информации в технические средства обработки, хранения и передачи информации по каналам связи;

Перехвата информации в сетях передачи данных и на линиях связи, дешифрования этой информации;

Внедрения программ, нарушающих нормальное функционирование систем защиты информации, воздействия на парольно-ключевые системы защиты информации, компрометации ключей и средств криптографической защиты информации в целях получения доступа к защищаемой информации.

По результатам оперативно-розыскного мероприятия составляется протокол, в котором отражаются его результаты, с приложением носителем на которые она была записана.

12. ОРМ «Оперативное внедрение».

Данное оперативно-розыскное мероприятие предполагает тайное получение оперативно значимой информации о лицах, совершающих преступления, совершивших или готовящихся к их совершению, путем внедрения в их среду оперативных сотрудников полиции или лиц с ними сотрудничающих на конфиденциальной основе.

Для разоблачения деятельности организованных преступных сообществ внедрение сотрудника может быть долговременным, длящимся несколько месяцев или лет. Кратковременное внедрение может иметь место от нескольких часов до нескольких суток.

Лица, внедренные в преступные формирования, могут имитировать преступную деятельность. Законодательством допускается вынужденное причинение вреда право охраняемым интересам других лиц при правомерном осуществлении служебного долга.

ОРМ «Оперативное внедрение» проводится исключительно на основании постановления, утвержденного руководителем или заместителем руководителя органа, проводящего оперативно-розыскные мероприятия. Решение суда для его проведения не требуется.

Результаты внедрения оформляются соответствующим протоколом или рапортом оперативного сотрудника.

13. ОРМ «Контролируемая поставка».

Данное ОРМ подразумевает перемещение запрещенных в свободном обороте предметов, веществ – оружие различного рода, радиоактивные материалы, наркотические средств, психотропные вещества или яды, под контролем оперативных сотрудников с территории России, на ее территорию или по территории страны.

Целью этого мероприятия является получение информации о поставке, закупке, продаже, перемещении предметов, веществ продукции, свободная реализация которых либо запрещена, либо оборот которых ограничен, а также о лицах причастных к перемещению.

В рамках проведения ОРМ сам предмет поставки может быть полностью или частично заменен муляжом.

«Контролируемая поставка» осуществляется на основании постановления, утвержденного соответствующим руководителем или его заместителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность.

Результаты контролируемой поставки отражаются в составляемых оперативным сотрудником рапорте или справке, к которым прилагаются акты, документы о применении технических средств и другие собранные доказательства.

14. ОРМ «Оперативный эксперимент».

Данное оперативно-розыскное мероприятие подразумевает негласное наблюдение и документирование поведения разрабатываемого лица в искусственно созданных условиях с целью выявления его противоправной деятельности и получения доказательств такой деятельности.

«Оперативный эксперимент» проводится на основании постановления, утвержденного руководителем или заместителем руководителя органа осуществляющего ОРД при наличии у оперативных служб информации о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

Проведение оперативного эксперимента допускается только в целях выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия тяжкого преступления, а также в целях выявления и установления лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших.

«Оперативный эксперимент» допускается в отношении преступлений средней тяжести, тяжких или особо тяжких преступлений.

В процессе проведения мероприятия запрещается провоцировать разрабатываемых лиц на совершение преступления, особенно это актуально в делах о взятках и незаконном обороте наркотиков.

Результаты «Оперативного эксперимента» оформляются протоколом или актом его проведения, с приложением к нему оперативно-служебных документов, составленных при его проведении.

[3]

По уголовным делам, связанным с наркотиками ход его проведения схож с проведением «Проверочной закупки».

15. ОРМ «Получение компьютерной информации».

Данное оперативно-разыскное мероприятие подразумевает проведение совокупности сложных в техническом плане действий, в ходе которых добывается из компьютеров (информационных систем) информация о пользователях, их личных данных, либо фактам, которые могут быть использованы оперативными службами для пресечения или раскрытия преступлений, установлении лиц их совершающих или совершивших, либо готовящихся к совершению преступления.

При этом проведения данного ОРМ подразумевает обязательное участие технического специалиста, который и будет проводить данные действия.

Источниками получения компьютерной информации могут служить средства сотовой связи, мобильные устройства; носители компьютерной информации, которые хранят данные, представляющие оперативный интерес; радиочастотные идентификаторы, GPS-трекеры, нательные датчики, стационарные и мобильные измерительные устройства с участием систем геопозиционирования, видеонаблюдения и определения местоположения; сайты криминальных структур; закрытые форумы, чаты криминальной направленности; сетевые сервисы, устанавливающие голосовую и видеосвязь между компьютерами через интернет, такие как ICQ, Skype, WhatsApp, Viber, Telegram.

Данное ОРМ проводится на основании постановления суда о разрешении его проведения при наличии информации о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, по которому производство предварительного следствия обязательно; о лицах, подготавливающих, совершающих или совершивших противоправное деяние, по которому производство предварительного следствия обязательно; о событиях или действиях (бездействии), создающих угрозу государственной, военной, экономической, информационной или экологической безопасности Российской Федерации.

[2]

Важно, что без судебного разрешения данное ОРМ может проводиться в отношении него только с его письменного разрешения.

Источники

http://zen.yandex.ru/media/id/5acdfe6e8c8be3993481ff08/5db717eda3f6e400b1cb89f7

Литература

  1. Егиазаров, В.А. Транспортное право: Учебник; М.: Юстицинформ; Издание 5-е, доп., 2012. — 552 c.
  2. Комаров, Сергей Александрович Теория государства и права. Гриф МО РФ / Комаров Сергей Александрович. — М.: Норма, 2016. — 148 c.
  3. Домашняя юридическая энциклопедия. Семья / ред. И.М. Кузнецова. — М.: Олимп, 2016. — 608 c.
  4. Беликова, Т.Н.; Минаева, Л.Н. Все о пенсиях; СПб: Питер, 2012. — 224 c.
  5. Яблочков, Т. Гражданская ответственность дуэлянтов / Т. Яблочков. — М.: Типо-лiтография Т-ва Владимиръ Чичеринъ в Москве, 2018. — 686 c.

Добавить комментарий

Мы в соцсетях

Подписывайтесь на наши группы в социальных сетях